Все новости
Мнение
19 Мая 2014, 11:22

Не согрешишь — не покаешься

Елена Гизатуллина
Учитель русского языка и литературы, блогер

Я опытная грешница. Размышляя об этом, я поняла, что для каждого понятие греха имеет особенное значение, и порог греховности у каждого разный. Для светского человека в пост нормально объедаться свининой, у слабой монахини такой поступок вызвал бы острое чувство вины, которое сожгло бы ее сердце в очистительном огне покаяния. Для кого-то нормально материться и ненормально врать, а кто-то спокойно насилует детей, хотя для большинства людей на земле это — тяжелейший грех. Одним словом, мы уж тем грешны, что родились на этой планете, а уж дальше в своей греховности каждый играет наперегонки с собратьями.

На моей совести, слава Богу, нет особо тяжких. Да, вред другим людям я успела причинить, но не такой, чтобы за это сидеть на скамье подсудимых, и этому я очень рада. Однако вспоминая особенно для меня тягостные грехи, я все же могу сказать, что они имели позитивный характер, через боль двинули меня дальше по пути развития.

Воровство и измены.

Во втором классе по неизвестным мне причинам я начала воровать деньги у всех подряд: у мамы, у мамы отчима, у самого отчима, у тети, кажется, тоже. Можно было бы сказать, что мне категорически не хватало сладостей, потому что жили мы тогда весьма скромно, но не хочу оправдываться. Будучи ребенком, я не думала о таких высоких материях, как грех, просто знала, что заругают, если узнают, а потому, естественно, этого боялась. Вычислили меня через пару месяцев. Меня не столько наказали делом, сколько атмосферой и отношением, и это так сильно подействовало, что с тех пор я зареклась воровать.

Позитивным я считаю это потому… Хм, да, собственно, не знаю, почему. Я просто рада, что больше этого не делаю, поскольку получила адекватное наказание. Меня не прибили, но психологически отвергли, а это было самым страшным. Поэтому заповедь «Не укради!» я соблюдаю свято. Совесть моя чиста и, кстати, чиста именно потому, что поступок был раскрыт и наказан. Если бы это осталось в тайне, я бы, наверное, до сих пор мучилась, как Раскольников, пока не призналась и не получила бы хороших люлей от пострадавших. Опыт преступления и наказания очень многое позволяет о себе узнать и прояснить в своей жизни.

Так, как это было в случае измены. Есть три типа: это когда ты изменяешь с кем-то, а потом к нему уходишь; когда изменяешь и понимаешь, что больше никогда, мой мужчина ангел и самый лучший на земле; изменяешь просто потому, что не можешь не изменять. Последний случай — это любовники со стажем, они ходят налево не потому, что влюбились, или у них особенно плохие отношения со своими половинами. Просто для них это так же естественно, как для меня, например, съесть сковороду с макаронами в 23.00 — очень хочется. У меня было только два первых случая.

Измены — это не самый честный способ построения отношений, я это признаю. Но я слаба, а потому, бывало, решала дальнейшую свою судьбу именно таким способом. Все, кто когда-либо это делал, поддержат меня — это нельзя контролировать. Просто какая-то сила влечет тебя к человеку и нужно быть святым, чтобы отказаться от искушения познать его. Подобного рода единовременные измены все же я считаю позитивными, потому что таким, пусть и не самым гуманным образом ты что-то меняешь в жизни. А все, что не убивает нас, делает сильнее.

Одно дело, когда изменяешь, а потом уходишь к этому человеку. Это новые отношения, это хорошо. Даже экс-мужчине хорошо — он помучается, но потом найдет себе другую женщину. А вот совсем другое, когда в рамках существующих отношений ты идешь налево и потом понимаешь, что очень плохо поступила. Хорошо это потому, что ты понимаешь: он лучший, как я могла так с ним поступить, что на меня нашло? То есть если и были до этого какие-то сомнения, то они исчезают, на смену им приходит желанная определенность. Но для партнера и для отношений это серьезное испытание на прочность, и они это испытание могут не пройти. Что же, пройдет — не пройдет, останутся люди вместе или нет — все к лучшему. Однако это колоссальная боль, хоть и боль очистительная, развивающая для каждого.

Порой, когда мне особенно хочется распять себя за свои грехи, я думаю о том, как они помогли мне стать лучше. Это помогает мне не отдавать слишком много энергии в прошлое, которое, к сожалению, не изменить. Да и что толку посыпать голову пеплом в тысячный раз — надо жить дальше и жить лучше, чтобы не было мучительно больно, так, кажется? Хотя иногда действительно полезно вспомнить и знать, сколь дурно мы можем себя вести, чтобы не повторять ошибок в будущем. Правда, есть одно «но»: чтобы даже самые отвратительные поступки шли нам на благо, обязательно должна быть жива совесть.

Автор:Гизатуллина Елена