Все новости
Мнение
14 Июля 2013, 09:00

Мату пришёл… конец!

Алиса Курамшина
Психолог

Себя от холода страхуя,

Купил доху я на меху я…

Из книги «Русский школьный фольклор»

Давным-давно меня высадили из автомобиля прямо на улице Трамвайной. И я пошла пешком — до автодрома, что в Инорсе, чтобы извиниться перед инструктором по вождению. Я действительно была неправа — дала ему подзатыльник, да ещё на глазах у других учеников. Так что он ещё по-джентльменски со мной поступил. Дошла до автодрома, извинилась, подарила зажигалку (он как раз свою где-то потерял) и… на этом моё обучение в автошколе совсем сошло на нет.

Но должна заметить, что подзатыльники я раздавала не просто так, а за матерное слово в моём присутствии. Кстати, не могу сказать, что в те годы рука у меня сильно уставала. Мат действительно был менее распространён и тогда ещё был-таки табуированной лексикой. Сейчас, если бы у меня остались прежние привычки, пришлось бы автоматизировать процесс… Хотя, скорее всего, меня бы минимум сильно покалечил кто-нибудь за эти годы. Так что пришлось срочно отвыкать от рукоприкладства (что далось мне легко) и привыкать к мату (что было намного сложнее).

Как обычно в таких случаях, я иду на эксперимент. Пару-тройку лет назад я разрешила себе материться. Для отработки навыка мы даже с коучем провели бессодержательную беседу, где активно обкладывали друг друга названиями детородных органов и альтернативными названиями процесса соития. Он сказал, что словарный запас у меня неплохой, но получается натужно, через силу, не верит, в общем. С отдельными товарищами по предварительному сговору я ещё пыталась практиковаться, но уже тогда поняла, что каждое слово мата наносит мне вред: лишает меня самоуважения. Я практически чувствую, как вроде бы простые сочетания букв разрушают меня, приближая к растянутым треникам, жвачке в растрёпанных волосах и «Ягуару» в руках. А вот та же обсценная лексика, не выпущенная наружу, такого разрушительного действия не имеет! Так что можно сказать, что я матерюсь, но про себя.

А от окружающих по-прежнему тяжело это слышать, даже не в свой адрес, а так, когда в воздухе витает. Всё равно возникает впечатление, как будто в моей ауре пробиваются энергетические дыры. Пришлось найти новую защиту: сейчас мат-то столь разрушительного действия не имеет! Не мат вовсе, а часть будничной речи. Он теряет свою силу, перестаёт производить значимый эффект. Как простой глагол «трахать(-ся)» внезапно к концу 80-х годов прошлого века начал носить неприличный оттенок, так в XXI веке все матерные слова вышли из сумрака и зажили обычной жизнью для значительной части населения, заменяя собой множество других слов. Роль междометия, средство установления контакта между людьми и дружеского подтрунивания или подбадривания — вот нынешние функции инвективной лексики.

Мат стал уже не тот, практически вымер. И мне даже немного жаль его. Что теперь будут писать на заборах? Как станут сподвигать людей на трудовой подвиг? Чему старшие дети смогут научить младших в детских лагерях под покровом ночи? Не знаю. Да и по… Язык меняется, оказывается, так быстро, что можно просто наблюдать, а не быть активным участником событий. 

Автор:Курамшина Алиса