Все новости
Мнение
11 Октября 2012, 09:00

Восьмой смертный грех

Артур Кудашев
Кмн, врач психиатр-нарколог
На днях прочёл в одном научном журнале новую дельную статью. Её авторы – наши земляки, социологи из республиканской Академии наук и Башгосуниверситета. Статья по фактуре и выводам, скажем прямо, жутковатая. Оптимизм у меня вызвало только то, что в Уфе, оказывается, есть люди, которые заявленную проблему серьёзно изучают и этим тихонько подвигают всех нас к её решению.
Проблема эта – суициды.
Всемирная организация здравоохранения делит все страны по уровню самоубийств на три группы: с высоким уровнем (с числом суицидов больше 20 на 100 тысяч человек населения), средним (от 20 до 10) и низким (меньше 10). Российская Федерация, как и до того СССР, стабильно состояла и состоит в печальной по этому признаку «высшей лиге». По состоянию на 2010 год (последние по времени из доступных данные) в нашей стране произошло 23,4 самоубийства на сто тысяч человек.
Но это в среднем по Федерации. А что же по регионам России? Работа башкирских социологов посвящена изучению состояния дел именно в нашей республике. Ситуация, оказывается, у нас так себе. В 2010 году в РБ произошло 40,1 завершенное самоубийство на сто тысяч человек, т.е. среднероссийский показатель превышен почти вдвое. Хотя, справедливости ради надо сказать, что все предыдущие годы у нас происходило постепенное снижение числа суицидов. Совсем недавно, в 2005 году, эта цифра составляла 57,7 на ту же численность граждан.
В чем же дело? Почему в нашей, относительно благополучной по многим показателям республике столько людей добровольно и раньше срока прощается с жизнью? Ответить на этот вопрос не так просто. Для этого надо, к примеру, понять, кто они, эти самые суициденты? Т.е., написать своего рода «портрет» самоубийцы.
Он, по данным авторов статьи, таков.
Во-первых, это житель малого города или села. В 2010 году в Белорецке, например, уровень самоубийств был в 11 с половиной раз выше, чем в Уфе, а в Абзелиловском районе – вообще, в 16,5 (!) раза.
Во-вторых, чаще это мужчина. Доля женщин среди ушедших из жизни самоубийц в республике в том же 2010 году составила «всего» 12,4 процента. Причем, тут есть важная особенность. Среди тех, кто пытался покончить с собой, но безуспешно (совершил т.н. «незавершенный суицид») соотношение мужчин и женщин примерно одинаково (51,1 и 48,9 процента, соответственно).
В-третьих, это человек трудоспособного возраста. В Башкирии пик суицидальной активности попадает на возрастной промежуток с 25 до 44 лет, почти половина всех покончивших с собою мужчин относится к этой возрастной группе.
В-четвертых и далее. Большинство суицидентов – безработные, неполно занятые и пенсионеры, люди одинокие и бездетные, малообразованные и социально-незащищенные. Если обобщить – это отчужденные от общества граждане с ограниченными возможностями для коммуникации.
Далёк от мысли выводить тут в колонке простую мораль. Типа, надо не делать того-то и того-то, а, наоборот, делать то-то и то-то – и тогда всё у нас будет замечательно. Нет столь же бодренького «рецепта» и у авторов зацепившего меня материала. И это правильно, потому что отдавало бы профанацией и резко снизило бы ценность проведенной работы.
Просто надо продолжать её дальше. И спасибо людям, которые разбираются с такой важной и тяжелой темой.
Автор:Артур Кудашев
Теги:суицид
Читайте нас в