Все новости
Общество
30 Августа 2013, 19:57

Уфимцы стирают часы в стиральных машинах

Мы продолжаем рассказывать об уфимских часовщиках. Их не так много осталось. А сегодня речь идёт о старейшем и опытнейшем часовщике Уфы - 73-летнем Георгии Лукьянове.

Фото автора.
Георгию Александровичу Лукьянову — 73 года. И полвека из них он трудится часовым мастером. По всей республике работают его ученики, с благодарностью отзывающиеся о своём наставнике. А он уже и не помнит, скольких пришлось учить мастерству часовщика.
— Я их никогда не считал, пальцев не хватит. Многие по Башкирии разъехались — я обучал людей и из Стерлитамака, из Салавата, Белорецка, Мелеуза. У меня целые классы были во времена «Башрембыттехники».
Впрочем, некоторых он помнит прекрасно. Называет по именам.
— Володя Фетисов прекрасный мастер. Он и сейчас работает. Наиль Шайхутдинов, но я его не учил, он только стажировался у меня. Рауф Хикматуллин. Он тоже сейчас работает.
Учеников было много, но не все стали часовыми мастерами. У некоторых, как говорит Георгий Александрович, «сообразиловка» не та или руки не тем концом вставлены.
Сам он в 1964 году пришёл учеником в «Уфаремчас», было тогда такое предприятие. До этого отслужил в армии — на дальневосточной границе. Отучился три месяца на часовщика и стал работать. Так до сих пор и работает. Со временем пришёл опыт. Года через два уже ученики начали появляться.
Долго Георгий Александрович трудился в «Башрембыттехнике». Потом стал индивидуальным предпринимателем. Последние пять лет его рабочее место в мастерской по адресу: Уфа, Зорге, 9/1.
О своей работе он рассказывает как о чём-то само собой разумеющемся.
— Умеешь делать и делаешь. Принцип механизма часов примерно одинаков. Бывают дополнительные функции — календари, дублирующее время на разные часовые пояса. Но у часовщиков это сложностей не вызывает. И неважно при этом — 50-летний опыт или 20-летний. Тяжело только первые пять лет работать, а потом уже автоматически работается.
Сейчас у всех мобильные телефоны, часов покупают меньше. Раньше перед 1 сентября мы сидели допоздна, будильники ремонтировали, настенные часы. А сейчас это не нужно.
Однако часы в ремонт всё равно несут. Клиенты идут один за другим, прерывая нашу беседу. Кому-то надо батарейку поменять, кому-то ремешок наладить, кто-то забирает уже сделанные часы.
— Поломки бывают разные, — рассказывает Георгий Александрович. — Бывает, что клиент приносит часы, а к ним нет деталей, мы берём на заметку, потом заказываем «челнокам», и они привозят нужные запчасти. Из разных мест везут, бывает, из Турции, из Эмиратов. Можно, конечно, в Москву поехать и купить там. Но это надо столько фирм пройти…Раньше я ездил, закупал детали для себя, а сейчас не езжу, нет смысла. Там же нужно брать много, чтобы дешевле было. А потом эти детали нужно реализовать, это время. Не окупается это всё.
У самого Георгия Александровича в мастерской много-много маленьких ящичков с запчастями для часов — колесиками, винтиками, узлами и чем-то ещё, очень нужным для ремонта часов.
— Сейчас часовых заводов в России не осталось. Раньше часы делали в Угличе, в Пензе, в Чистополе, в Орле, в Ленинграде, в Минске, а Харькове, в Москве было три завода. Сейчас в Минске завод работает, но он не наш уже, заграничный. В Чистополе ещё выпускают часы, но они, в основном, на военную промышленность работают. Китай весь мир обеспечивает часами. Там на заводах, где есть контроль, производят очень хорошие часы. Но их в Россию поставляют мало. А в китайских кооперативах никто производство не контролирует, там такое барахло делают — пластмасса лопается, трескается, ее коробит. Вот именно такие часы, которые подешевле, закупают «челноки» и сюда везут.
Если клиент приносит в ремонт часы, допустим, в золотом корпусе с бриллиантами, мы корпус отдаём ему обратно, оставляем только механизм. «Крутые» часто приносят золотые часы, у которых корпус массивный, граммов по сто. Дорогие, в основном, швейцарские. Но нашему соотечественнику любую вещь дай, он её сломает. То в баню с часами сходит, а после в бассейн прыгнет. Даже если они водонепроницаемые, раз пять он в баню сходит, в часах конденсат накопится, они запотеют. А влага оттуда не испаряется, они ржавеют. Об стенку, бывает, часы кидают. С женой поругался, часы виноваты. В стиральных машинах часы стирают. Они бьются, ржавеют потом. Если механизм восстановлению не подлежит, предлагаем клиенту в его золотой корпус поставить другой механизм. Говорим ему — какие марки могут подойти, он идёт в магазин и покупает дешёвые часы, мы ему переставляем механизм, он доволен.
Кстати, дома у Георгия Александровича нет настенных часов с боем. По банальной причине — они мешают спать. И наручные часы он не носит.
— А зачем они мне? Чуть рассвело — на работу, чуть стемнело — домой. Часы надоедают, зачем они нужны?
И то правда. К тому же, говорят, счастливые часов не наблюдают.
Автор:Сюткина Евгения Константиновна