Все новости
Общество
8 Мая 2012, 11:06

Карта местности прошита стежками траншей…

В прошлом году поисковые отряды республики совершили десять экспедиций в регионы России, где проходили бои в период Великой Отечественной войны. 

line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">В прошлом году поисковые отряды республики выезжали в Псковскую область, где во время разведки нашли и подняли экипаж танка. Всего за прошлый год ими было совершено десять экспедиций в регионы России, где проходили бои в период Великой Отечественной войны.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Испытала на себе все тяжести поисковой жизни и я, в то время еще студентка университета. Сдав наскоро курсовые, контрольные работы, получив все возможные допуски  (экспедиции, как правило, проходят в конце апреля -начале мая,  в самое горячее для студентов время), отправилась в Санкт-Петербург.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Когда собиралась, трижды перебирала рюкзак, избавляясь от лишнего (девчонкам свойственно везти с собой кучу вещей) и добавляя по совету старших товарищей необходимое, например, обычные свечи (вы знали, что одна такая свеча может обогреть перед сном целую палатку?). Набор вещей почти стандартный для пешего похода, но с некоторыми особенностями. В походе ведь ты турист и отдыхающий. А в экспедиции – ни много, ни мало -  боевая единица, работоспособность которой зависит также и от правильно подобранного обмундирования.  Две пары шерстяных носков, резиновые сапоги, теплые брюки, два свитера с горлом, шапки, непромокаемая куртка, плащ - и это далеко не полный список того, что обязательно должно быть у поисковика. Одним словом, для легкомысленных платьев, лаков для волос и ногтей и прочих штучек просто не нашлось места. Все эти ограничения меня не пугали, я согласна была на все, лишь бы попасть в сводный отряд башкирских поисковиков. А попасть в их число непросто. Человек должен быть здоровым, уравновешенным, выносливым. И, в конце концов, нужно понимать, для чего, собственно, путешествие предпринято. Жить в условиях, без преувеличения приближенных к боевым – лес, палатка, еда на костре, - сможет далеко не каждый.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Два дня в пути, разговоры о войне, рассказы бывалых об интересных находках, забавных случаях. Продолжаются занятия по безопасности – ей уделяется особое внимание. Про «сухой закон» уж не говорю  – эта тема просто не поднимается. Задолго до даты отъезда с участниками будущей экспедиции разъясняются правила поведения. В лес едем не грибы собирать, там проходили боевые действия и в земле сохранились «следы войны»:  мины, гранаты… Никто не гарантирует, что они не грохнут спустя несколько десятилетий. Потому отряд на протяжении всей поездки сопровождает сапер.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">…Московский вокзал, электричка в область. Станция назначения – Новая Малукса – место нашего жилья и прописки на ближайшие две недели. В первый день идет возведение лагеря, сооружаются все необходимые постройки. Это и «лобное место», и навес над кухней. Вся территория тщательно исследуется металлоискателем. Первое, что бросается в глаза, – многочисленные ложбины, пригорки, овраги. Слева, справа, сзади. Взгляд останавливается на куске ржавой колючей проволоки – ба! Да это ж не пригорки вовсе… Это воронки от взорвавшихся снарядов. Семь десятилетий назад здесь стрекотала автоматная очередь, земля вставала на дыбы. В пронзительной тишине соснового леса стало жутко. Захотелось вернуться домой, в мирную и солнечную Башкирию. Да, я смотрела документальные фильмы о войне, да, я каждый год вижу ветеранов с орденами. Но до этого момента война мне казалось такой далекой, почти придуманной.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">- Валеева! – грубый окрик начальника лагеря возвращает меня к реальности. – Необходимо организовать ужин для 50 человек. Вот посуда, вот продукты, сейчас разведут костер. Приступайте.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Картофель, тушенка, пряники, чай - наш первый ужин был таким. Завтрак приготовят дежурные, у них подъем в шесть утра, а у всего остального отряда – первый день в поле.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Утром – построение, проверка личного состава, распоряжения наряду, инструктаж по ТБ. Грузимся в ГАЗ-66, (или, как называют этот автомобиль в определенных кругах, в «шишигу») и отправляемся на места  раскопок.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Поисковые работы проводились в Кировском районе Ленинградской области –  в урочищах Карбусель, Лодва, Каменка, реки Светленькой. Место выбрано неслучайно. Кропотливая работа в архивах Министерства обороны показала: здесь с января 1942 года по февраль 1944 проходила линия фронта. Местность то была занята русскими войсками, то отходила к немцам. Кроме того, удалось выяснить, что именно здесь воевали части, сформированные в Башкирии: 1-я отдельная горнострелковая бригада, 265-я и 311-я стрелковые дивизии.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">- Здесь! – указал Сергей Чиков, руководитель поискового  отряда «Факел» из Давлеканово. Сегодня металлоискатель был в его ведении. Вот и первый  «выкид». Моя задача -  тщательно перебрать выброшенный грунт. Пока ничего нет, один песок.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Мне объяснили: с глубины в два-три штыка ждать особо нечего. Бойцы лежат на глубине 1,5-2 метра. Наконец стали появляться железки, патроны, кусочки противогаза. Наши надежды оправдались  -   останки первого бойца были подняты, но медальон найти не удалось. Медальон - капсула, в которую вложена бумажка. У солдата эта бумажка содержала личные сведения в двух экземплярах.   Если солдат погибал, специальные службы доставали медальон, отрывали половину этого листочка,  а вторую вкладывали обратно в капсулу. Записывали в тетрадь сведения из этой бумажки, указывали, где погиб и где захоронен боец. Потом эти тетради передавались в архив Министерства обороны.  И захоронение,   и братские  могилы отмечались на карте. Часто бывало, что сделать этого не успевали.  Нам встречалось много могил, не зафиксированных на карте. Также далеко не у каждого погибшего был медальон. Среди бойцов  бытовало суеверие: если носишь медальон,  непременно погибнешь. 
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Однако медальон – не единственный «документ», раскрывающий личность погибшего. Несколько лет назад был найдены останки солдата-радиста. Медальона не было, но при солдате имелась алюминиевая ложка с инициалами. Дело нескольких часов – сопоставить документы архива, узнать, какие части русской армии здесь воевали, и найти человека по инициалам. Вот так обычная ложка превратила без вести пропавшего солдата  в геройски погибшего.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Вообще говоря, работа поисковиков в архивах – колоссальна по объемам и масштабам. Если в «поле» удастся обнаружить около десяти тел, то в архиве будут найдены места гибели 700 человек, числившихся без вести пропавшими. Станет известно место захоронения солдата, в какой части он служил и другие подробности - таким образом, он будет реабилитирован.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">…На следующий день едем в район урочища Карбусель. Условия поисков тяжелые: полметра каменистой почвы,  а потом песок. Да, копать заметно тяжелей. Зато находки интересней –  практически целые котелки, кружки с неповрежденной эмалью. Ищем дальше  (глубже) – встречаются осколки, гильзы, гранаты,  и они уже не шокируют, как в первое время.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">-   Там ребята бойца нашли! – прибежал боец из отряда «ВАУРовец». Я бегу к мальчишкам - Денису Гиззатуллину и Андрею Кудряшову. Это они «разрабатывали» окоп, на дне которого еще сохранились провода связи.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman""> - Сработал металлоискатель, - говорит Денис. -  На глубине около 80 сантиметров обнаружили каску. Думали, что больше здесь искать нечего. На всякий случай «потрогали» почву щупом (длинная и острая проволока). Наткнулись на что-то твердое.  Сняли еще несколько десятков сантиметров грунта – снова каска.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Поняли, что здесь захоронены два бойца – часто последним приютом солдат становилась стенка окопа. Стали копать вокруг, сверкнул котелок с ложкой, документы…Их сразу же законсервировали от воздействия разрушительного солнечного света и воздуха. Позже проявились локти, ребра, а потом и весь боец. На поясе нашли офицерскую сумку  (ее Ильдар Бикбаев, руководитель  Фонда поисковых отрядов РБ, отвез в Нижний Новгород,   к единственному специалисту в области  «чтения»  подобных находок во всем Северо-Западном регионе). После нашего возвращения домой пришло известие:  в сумке обнаружен блокнот и конверт без письма из Вологодской области на имя Илумнова, так определили номер полевой почты .
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Читатель,  наверное, думает, что бойцы лежат в земле со времен войны в тех же местах, где их настигла смерть. Отнюдь. Работе поисковиков серьезно мешает деятельность  «черных копателей». О  том,  чтобы выяснить личность погибшего,  они думают меньше всего,   могилы раскапывают в поисках оружия, орденов, личных вещей. Часто бывает, что поисковики работают уже на раскопах,  перебирая то,  что осталось после черных копателей.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Останки всех найденных бойцов -  независимо от того,  с медальоном они или без, хранятся во Мге  (казачья станица в Ленинградской области).  Ежегодно на мемориальном комплексе станции Новая Малукса проходят захоронения.   В тот год было захоронено 246  останков солдат и офицеров. Имена пятерых из них установлены по медальонам, 20 медальонов были отправлены на экспертизу.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Во время нашей экспедиции бойцами поисковых отрядов было найдено огромное количество снарядов. Местонахождение их помечалось на карте. В последний день нашего пребывания на ленинградской земле специалисты-саперы собрали их для утилизации. Нас отвезли за два километра от места взрыва. Мы ждали отъезда  в лагерь: кто-то продолжал копать, кто-то фотографировался…  И вдруг – страшный грохот, заставивший прижаться к земле. Он длился не больше двух секунд, но звон в ушах стоял очень долго. Отчего-то витавшее только что в воздухе веселье куда-то испарилось. Мы молча загрузились в ставшую родной «шишигу»… В брезенте кузова обнаружили огромное количество отверстий: следы от осколков только что разорвавшихся под присмотром саперов снарядов. Ехали молча, ведь все мы, дети мирного времени, впервые услышали эхо той войны…
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Не могу точно сказать, что движет молодыми ребятами, которые едут неизвестно куда терпеть тяготы и лишения жизни вдали от дома, валиться ежедневно от смертельной усталости, замерзать и мокнуть под дождем. Я пыталась найти ответ, заглядывая в глаза обычным подросткам, уфимским школьникам. Они не могли объяснить, зачем, но твердо понимали, что их труд, именно здесь, на полях былых боев, нужен и чрезвычайно важен.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">Мне и самой не забыть эту поездку. Теперь фразы – «мирное небо над головой», «только бы не было войны»  - наполнились для меня иным смыслом.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">И спасибо… Спасибо за еще одну весну – за возможность жить и творить, растить детей и радоваться их первым шагам и словам. За то невероятное чувство, которое может испытывать только русский человек: никто нас не сможет победить, потому что мы - граждане сильной страны, а гарант нашей силы - цена миллионов жизней наших дедов и прадедов, отданных за наше счастливое настоящее.
line-height:115%;font-family:"Times New Roman"">В этом году сводный отряд республики также примет участие во Всероссийской Вахте  памяти. 9 мая с железнодорожного вокзала отправятся поисковики на раскопки в Ленинградскую область. Всего в этом году в поисках примут участие более 100 человек в составе  13 отрядов. Работать они будут в Ленинградской, Новгородской  области, Тверской области подо Ржевом. А в августе один из самых опытных отрядов - «Ватан» (БГУ) – поедет на Украину.
Автор:Валеева Розалия