Все новости
Культура
30 Апреля 2014, 13:06

Активист «Архнадзора» показал в Уфе культурное наследие железных дорог

В галерее «Х-Мax» открылась выставка-дискуссия «Потерянная магистраль. Российские железные дороги 2003-2013».

Фото Андрея Старостина.
Я очень не люблю, когда бросаются словом «уникальный»: «уникальное творчество», «уникальная трактовка», «уникальный голос»… Так и хочется спросить: «А в чем уникальность? Что в этом такого, чего мы еще никогда в своей жизни не видели?»
Но к выставке-дискуссии «Потерянная магистраль. Российские железные дороги 2003-2013», которая открылась в галерее «Х-Мax», на мой взгляд, подходит именно это слово.
Уникальна сама идея: показать богатейшее архитектурное наследие не городских улиц, по которым мы ежедневно ходим, а российских железнодорожных станций. Уникальна способность собрать воедино более 70 объектов провинциальных российских дорог, снабдив их подробнейшей разъяснительной информацией. Фактически, многих из этих объектов нет — они снесены, сгорели, разрушены или будут уничтожены уже завтра. И, наконец, уникально то, что больше нигде в полном виде фотоколлекцию увидеть невозможно — ее пока нет в интернете, она еще не опубликована в книгах.
Встретив на входе в галерею, искусствовед Кристина Абрамичева представила московского гостя: на открытие выставки приехал ее автор-составитель, историк-фотограф, активист общественного движения «Архнадзор» Юрий Егоров. Егоров влюбляет в себя сразу невероятно доскональным знанием предмета и открытостью, вызывает уважение и восхищение энтузиазмом. Он не только фотографирует и собирает информацию об объектах, но и выступает против их сноса, инициирует постановку объектов на государственную охрану.
— Все железные дороги строились, как ансамбли, — объясняет Юрий. — По расположению одной постройки мы можем определить, где были другие, действует принцип классической симметрии. Так, например, нашлось потерянное депо на станции Клин. При строительстве создавалось постоянное архитектурное сопровождение для тех, кто едет. По мере реконструкции линий на эти ансамбли накладывались следующие. Все это безумно интересно распутывать!
Железнодорожное архитектурное наследие — вокзалы, станции, водонапорные башни, депо и служебные постройки… Многие действительно завораживают. Строительство железных дорог в досамолетно-автомобильную эпоху было делом государственной важности. Проектирование поручалось выдающимся русским зодчим — таким, как Константин Тон, Лев Кекушев, Алексей Щусев, Илларион Иванов-Шиц, Александр Бенуа, Алексей Душкин.
«Объекты», если выражаться казенным языком, а по-настоящему произведения искусства — могли бы до сих пор радовать глаз путешествующих самым романтичным видом транспорта. Название выставки «Потерянная магистраль» говорит само за себя — это то, что ушло безвозвратно.
— Снесли примерно треть, две трети остались, оставшееся должны отреставрировать, — уверен Юрий Егоров.
Каждая фотография снабжена подробными комментариями о расположении, истории постройки и нынешнем состоянии объекта. Здесь примеры бессмысленных сносов (Веерное депо в Москве, вокзал в Войсковицах Ленинградской области, подмосковная платформа «Ильинское» — последний дачный вокзал России), безграмотной реконструкции (вокзал станции Кипрево во Владимирской области, многочисленные постройки Московской окружной железной дороги), сгоревших вокзалов (Калязин Тверской области, платформа «Курорт» в черте Санкт-Петербурга). Совсем недавно, в 2012 году страна потеряла целый класс дачных вокзалов.
В концепции выставки заложена метафора: железная дорога — наша судьба, наша история. История, которую мы теряем.
— Есть и положительные примеры, — продолжает Юрий. — На Свердловской железной дороге образец деревянного модерна — станция Билимбай. Там провели научную реконструкцию, сделали по уму. Но это единичный пример. Наша цель — не опозорить РЖД, а поднять тему сохранения железнодорожного наследия.
— Юрий, а чем наши железные дороги отличаются от европейских?
— Отличий много. Во-первых, сохранность. Там все посносили на протяжении ХХ века в связи с разрушением, со строительством скоростных магистралей. Они остались почти что без штанов — тогда поняли, что надо сохранять. Во-вторых, протяженность — наши расстояния огромны. В-третьих, наши климатические условия. Каждая станция имела свой вокзал с отапливаемым помещением, водонапорной кирпичной башней — водяной бак, внизу печка. В Европе по-другому. Наш модерн повкуснее, чем европейский. Вот платформа Сергиево в русском стиле. Стилизованы под готику станции Кунцево, Петергоф.
То, что европейцы спохватились — видно из двух показательных примеров. Некоторые здания бывших вокзалов получили второе рождение: превратились в музеи (Vilanova в Испании) и концертные залы (Roundhouse в Лондоне).
Проводя по выставке, московский гость рассказал, что в ее подготовке помогли энтузиасты со всей России.
— Мы решили, что сделаем выставку, если наберем 30 фотографий. Сообщили железнодорожным любителям, потом круг знакомых расширился. «Мы вас категорически поддерживаем! Отправляем вам еще фото», — писали многие. По ближайшему кругу прошлись, потом на помощь пришел, как я называю, коллективный разум — замечательный сайт. Там огромная фотобаза, они работают с 1995 года. Эта выставка в прошлом году к 10-летию РЖД дважды прошла в Москве, в Музее архитектуры имени Щусева и в Московском союзе архитекторов, сейчас переговоры с Тверью ведутся — возможно, после Уфы организуем выставку там.
— У нас была большая победа в 2008 году, — поделился Юрий. — Уникальный комплекс паровозного депо на станции «Подмосковная» («Красный балтиец») шел под снос, но благодаря нашим усилиям были приняты все меры по его сохранению. От подачи заявки до придания статуса памятника прошло всего две недели! Депо планировалось под снос, теперь оно стоит.
Как человек, знакомый с системой хождения бумаг, подготовкой нормативных правовых актов с бесчисленными согласованиями и замечаниями, отмечу: две недели — просто фантастически рекордный срок! Некоторые документы ходят по кругу месяцы, годы, за это время меняются законы, правила, а Время, не стоящее на месте, бывает, само доводит здание до разрушения. Двухнедельному сроку немало поразился и руководитель уфимской «Архзщиты» Владимир Захаров. Но Егоров пояснил, что с тех пор система постановки на государственную охрану претерпела немалые изменения, и сейчас уже так быстро не получается.
В Уфе выставку дополнили архивные фотографии дореволюционных вокзалов уфимского краеведа Янины Свице, желающие покупали открытки.
Пока с уникальными фото и текстовыми материалами из истории российских железных дорог можно познакомиться только на выставке в Уфе — она продлится до 15 мая в галерее «Х-Мax» (проспект Октября, 116). В дальнейшем они будут опубликованы в книге, две главы в которой написаны Юрием Егоровым. Книга-альбом уже в печати, должна выйти в конце мая.
Рассматривая экспонаты фотовыставки-дискуссии «Потерянная магистраль», думаю, каждый размышлял и о сохранении культурного наследия нашей малой родины. Проблема сохранения исторического облика Уфы, как и многих российских городов, стоит очень остро. О том, что мы теряем, дискутировать можно бесконечно. Ностальгировать о милых сердцу улицах и зданиях, сокрушаться на круглых столах… Но пока строительным монстрам противостоит маленький отдел маленького министерства — проблема не решится. Да и большие деньги на чаше весов гораздо тяжелее наших эмоций.
Автор:Аралбаева Лейла