Все новости
Мнение
1 Августа 2014, 11:58

X, Y и Z

Дмитрий Эйгенсон
Колумнист

Мы — поколение «Y». Так нас промаркировали психологи, социологи и Бог его знает кто еще, хотя мне кажется, это не совсем правильное название. Настоящих иксов в Советском Союзе не существовало. Наши родители просто родились, выросли и вышли на пенсию без всяких ярлыков, а вот их сверстники в Европе «…спали друг с другом до свадьбы, не верили в Бога, не любили королеву и не уважали родителей, не меняли фамилию, когда выходили замуж». Так, по крайней мере, их описала социолог Джейн Деверсон в 1964 году, когда исследовала молодежь, родившуюся после большого «бэби-бума» сороковых. Британия потеряла то поколение, а Россия… В России иксами стали мы. 

Мы бунтовали и за нас, и за родителей. Ходили в рваных джинсах, прокалывали уши, убегали из дома, бренчали матерные песни у входа в милицию, не предохранялись и встречались с новой девушкой, не расставшись с предыдущей. Сшибали рубли на пиво, плевали на условности и смеялись над политиками в телевизоре. Дрались с гопниками, торговали гитарами, занимали и не отдавали, брали почитать хорошие книги и забывали, что они не наши. Короче, делали все, что отличает настоящего «икса» — протестовали и искали свой путь изо всех сил.

Наши дети — это «игреки». Много статей написано про поколение «Y», подробно все разложено по полочкам и классифицировано. Все исследователи сходятся в том, что основной фактор, формирующий все привычки, образ поведения и, в принципе, судьбу поколения «Y» — это технологии и наше чувство компенсации вины. Условно говоря, наше детство было далеко не лучшим в материальном плане (но я по-прежнему считаю, что идеально счастливым), поэтому мы «отыгрываемся» на детях, покупая им игрушки, компьютеры, наряды и таская по заграницам, хотя, может, это им вовсе и не нужно в таком объеме. Второе — интернет и гаджеты. Гигантское количество времени наши дети проводят в цифровом мире, и это не может не сказаться на их характерах и будущем. Они привыкли общаться разом с несколькими собеседниками, получать награды за пустяковые достижения, приобретать знания о мире в полупережеванном, адаптированном виде от всяких «обзорщиков» и «анпакеров», ну, и так далее. Все это в общем-то выглядит довольно органично на фоне стремительно развивающегося мира технологий, и я, в принципе, не переживаю за судьбу своей девятилетней Настьки. Главное, вовремя давать ей хорошие книги, разговаривать и не забывать о том, что в основе всего — доверие.

А вот мы, «иксы», в погоне за будущим порой смотримся довольно нелепо. Взрослый дяденька, всю жизнь проработавший на ответственных постах, вдруг начинает выкладывать фото своей еды. А тетенька глубоко за тридцать не проходит мимо ни одного зеркала в лифте, чтобы не сделать сэлфи. Или кто-нибудь постит чьи-нибудь как бы глубокомысленные цитаты, которые на самом деле есть набор замшелых банальностей. Или еще что-нибудь похуже. Да чего уж там, я и сам себя вчера поймал на том, что выложив новое фото, сижу и думаю — почему так мало «лайков» собрал.

Социопсихологи считают, что все это мы делаем, чтобы заполнить внутреннюю пустоту, и, думаю, они правы. Сложно заниматься творчеством, писать стихи и музыку, создавать полотна и хорошие тексты, созидать своим трудом. Очень сложно. Есть простой выход — сфотографировать себя в зеркале, выложить в «Инстаграм» и ждать лайков. Это неплохо. Просто это не творчество. 

Обещаю, что не буду больше переживать из-за лайков!

Автор:Дмитрий Эйгенсон
Читайте нас в