Все новости
Мнение
2 Апреля 2014, 09:00

Ихнему Исааку от нашего Рахмата — шалом, салям, привет

Илья Макаров
Журналист

На прошлой неделе по интернету в «Живом журнале» начала гулять фотография ортодоксального еврея Исаака Тейла, который в нью-йоркском метро проехал все свои остановки, лишь бы не потревожить соседа по вагону, прикорнувшего у него на плече.

Снимок, действительно, впечатляет: сидит в метро дядька в кипе, весь такой правильный и благообразный, а на плече у него негр притулился. Простите, чернокожий. Ой, простите еще раз, не негр и не чернокожий, а афроамериканец.  (С этой политкорректностью совсем запутался.)

Фотография стала настоящим вирусом, облетевшим буквально весь мир, собрав в фейсбуке больше миллиона лайков и сотни тысяч «shares».

Кадр, который принес Исааку из Нью-Йорка всемирную известность, был сделан в одном из вагонов метро Бруклина. 65-летний Оскар Исаак Тейл возвращался домой, когда на его плечо удобно «примостился» и в течение получаса проспал неизвестный парень. Человек, сделавший данный снимок, в интервью американскому новостному изданию, рассказал, что был просто поражен увиденным: «Это не фото, демонстрирующее национальную принадлежность. Это то, что меня поразило и одновременно растрогало. Я знаю, как нью-йоркцы относятся к прикосновениям и ценят свое личное пространство, особенно в метро».

Стоявший рядом пассажир, увидев происходящее, предложил Тейлу аккуратно разбудить уснувшего мужчину, на что тот ответил: «У него был длинный день, пусть поспит!»

Мне понятно, почему народ в интернете так расчувствовался. Мы все в наших мегаполисах настолько разобщены и одиноки, что маломальская сердечность кажется нам чем-то невероятным. А между тем, это самое естественное выражение человеческих чувств в отношениях людей. В том числе и совершенно не знакомых друг с другом. Ведь это, по сути и на деле, является проявлением того самого, что мы называем «человеческая общность».

Да что там Исаак из Бруклина! Я вам расскажу про нашего, про правоверного, про татарина Рахмата Сабитова. Его, к сожалению, сегодня нет среди нас. Дело прошлое. Он ветеран Великой Отечественной войны. Воевал в составе эскадрильи дальней авиации. Вдобавок ко всему, он был еще замполитом части. На нем, помимо воинского долга бить врага, лежала партийная обязанность. А именно: проводить партийные собрания. Так что, окромя боевых вылетов, он вынужден был регулярно совершать подвиги и на земле.

Как правило, летчики возвращались домой смертельно уставшие. Слава Богу, живые. Но повторяю, усталые. Некоторые из них в буквальном смысле засыпали на партсобраниях. Сидел, сидел человек, кимарил и — раз! — уснул. Только храп стоит. И тогда замполит Рахмат Сабитов, переходя с голоса на шепот, обращался к бодрствующему составу: «Товарищи, давайте перейдем в другое помещение. Пусть поспит». Бывали случаи, когда в сон проваливалась половина собрания. И тогда Сабитов вовсе прерывал политическое мероприятие. На свой страх и риск. А страх был. Поверьте. И риск тоже. Как-никак — война: спереди — враг Гитлер, позади — столица Москва, на стене — вождь Сталин. Портрет, то бишь.

Чтобы в военное время, да так вольно поступать с требованиями устава коммунистической партии — на это нужны были смелость и мужество.

Неизвестно, каким чудом ему удалось избежать наказания со стороны партийного начальства? А я так думаю, что, скорее всего, это чудо заключалось в том, что среди боевых летчиков не было ни одного стукача. В общем, в эскадрилье все были порядочными людьми. Хоть в полет их, хоть в бруклинское метро — помогли бы и сейчас Исааку поддержать спящего парня. Жаль, никого из них теперь нет. Как-никак, а после войны почти семьдесят лет прошло…

Кстати, у Рахмата Сабитова есть сын Рашит, которого мы в честь его замечательного отца называем Рашит Спасибович. Он-то и поведал мне эту историю про спящих летчиков на партсобрании.

Как говорится, привет, шалом, салям ортодоксальному еврею Исааку через годы, через расстояния от правоверного Рахмата. А им обоим от всех нас — спасибо. Весь мир может прикорнуть у них на плече и спать себе спокойно. 

Автор:Макаров Илья