Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Верхнеуральская дорога попала в кинематограф

Верхнеуральская дорога попала в кинематограф Фото автора. Фото автора.
27.11.2015 18:16:54

Белая река. Глава 11. Верхнеуральский коммерческий тракт.

Продолжение. Вернуться к предыдущей части.

В Стерлитамаке, посреди частного сектора можно найти улицу с интересным названием — Старобелорецкий тракт. Название есть, а вот тракта и в помине нет — так, тихая улочка, ведущая куда-то в сторону Белой. Сложно догадаться, но именно здесь, среди домишек Старого Города начинается или, наоборот, заканчивается знаменитый Верхнеуральский коммерческий тракт — одна из немногих трансуральских дорог.

Какое отношение тракт имеет к Белой реке? Ну как же — почти на протяжении половины своего пути дорога прижимается к реке и является, по сути, ее транспортным дублером.

Неверно было бы думать, что все сообщение горнозаводских сел и прибельских аулов в старые добрые времена осуществлялось лишь по воде. Дороги здесь были всегда, и исторические документы доводят до нас их названия: Катайская, Бурзянская. Эти дороги, судя по названиям, проходили где-то совсем рядом с рекой, а точнее, по долине Белой. Старые дороги ведь совсем не любили без причины карабкаться в гору, покорять перевалы и делали это в самом крайнем случае. В основном же прихотливо вились, следуя изгибам рек и горных долин.

Верхнеуральский тракт выходит на сухое русло реки Кухтур.

Когда проторили те дороги и кто был первопроходцем — того мы не ведаем. Но где-то здесь, в погоне за Тохтамышем, прошел через Урал Тамерлан и сильно сократил расстояние перехода. Какими-то путями пробирались участники Оренбургской экспедиции Кириллова, и не на ковре-самолете прилетели чуть позже в эти дебри всесильные властители Южного Урала, Твердышевы.

Старые дороги, безусловно, существовали, и дорожное строительство времен активной колонизации Башкирии накладывало направление трактов на испытанные веками стежки. Сначала дорогами связали новую столицу огромной губернии — Оренбург — с ее отдаленными точками. А затем стали прокладывать пути, минуя губернский центр.

Те дороги потом прозовут екатерининскими, хотя к матушке императрице они имеют отношение лишь косвенное. Так и наша, Верхнеуральская дорога в быту также зовется Екатерининской, однако построена была куда позже.

Идея прорубить короткую дорогу от Верхнеуральской (Верхнеяицкой) крепости в равнинное Приуралье возникла еще в 18-м столетии — важно было иметь сообщение с Зауральем и горными заводами. Ибо дебри Урала представляли серьезное препятствие для связи с землями, лежащими за ним.

По этой долине, вдоль тракта, в 1940 году скакала конница Салавата - здесь снимали фильм.

В 1776 году, сразу после восстания Пугачева, был проложена дорога от Авзяно-Петровского завода до Табынского городка. Этот путь можно считать предтечей Верхнеуральского тракта. Но дело делается весьма не быстро, особенно, когда нужно пробить пути через горные перевалы.

Строить Верхнеуральскую дорогу начали в 1830 году по инициативе оренбургского губернатора Павла Петровича Сухтелена. Через три года она была закончена.

В 1864 году талантливый инженер-дорожник, подполковник Петр Иванович Сергеев произвел ее модернизацию. Так появился Верхнеуральский коммерческий тракт, дорога протяженностью 257 верст, на которой имелось более 700 дорожных сооружений. Обошлась она казне в 45 тысяч рублей, что было на половину меньше сметной стоимости. Были в России люди, которые не занимались казнокрадством, а наоборот, экономили государственные деньги. Нам бы их сейчас!

Тут стоит заметить, чем же отличался коммерческий тракт от других дорог. Дело в том, что в Российской империи была своя определенная классификация дорог. Самыми главными считались государственные почтовые тракты. Это была основа транспортной сети империи, такие вот прообразы федеральных трасс. Имея подорожную на руках, можно было от почтовой станции к станции, на перекладных доехать до самой дальней точки империи.

Куда менее приоритетными были дороги коммерческие, служащие для торгового сообщения как внутри губернии, так и для связи с соседними губерниями. И если почтовые тракты обслуживались и ремонтировались в первую очередь, то коммерческие по мере появления средств.

Были также дороги уездные и полевые.

Верхнеуральский тракт начинался (или опять же заканчивался) в зажиточном казачьем Верхнеуральске, центре огромного уезда. Верхнеуральск — это ярмарка, это зерно. Далее дорога выходила к Белорецкому заводу и до самой Каги не покидала Белую. Белорецк-Серменево-Узян-Кагарманово. Нынешняя Белорецкая трасса Уфа-Белорецк вливается в Верхнеуральский тракт в Серменево. Если на развилке повернуть направо, то ваше транспортное средство как раз по нему покатится. А рядом будет виться лента Белой реки, и громоздиться, словно гигантский рыбий скелет, хребет Крака.

За Кагой Верхнеуральская дорога поворачивает направо, уходит от Белой в сторону и через Авзяно-Петровский завод, первобытные дебри, липняки да редкие башкирские деревни. И далее, перевалив горб хребта Алатау, перебирается в равнинное Приуралье.

Стоит заметить, что любая дорога — не только средство связи между географическими точками, это еще и истории. Истории человеческих судеб. Любой шумный тракт рано или поздно обрастает таковыми.

Верхнеуральская дорога никогда не была оживленной, наоборот, шла лесами дремучими и безлюдными. От того строили на ее участках для охраны и порядка казармы-заставы, где несли службу солдаты. Такая практика была распространена везде, где тракты проходили по глухоманям. Ибо в глуши всегда заводились лихие людишки. То ли от сырости, а то ли от комариного писка.

Верхнеуральский тракт не был исключением, и молва народная из поколения в поколение передает нам рассказы о разбойниках, о спрятанной царской казне. Если повезет оказаться в селе Кулгунино, не поленитесь спросить у местных жителей — они там столько понарасскажут! Впрочем, такие истории можно услышать в любой притрактовой деревне.

Бывало на тракте и столпотворение. Летом 1918 года сонную лесную тишину разбудил грохот подвод, ржание лошадей. Над долиной встала стена пыли, а по тракту зазмеилась колонна вооруженных людей, растянутая на много верст. То был легендарный рейд партизанской армии будущего маршала Василия Константиновича Блюхера. История, описанная чуть позже писателем Иваном Недолиным в книге «Рейд Блюхера», достойна экранизации. Хоть нашими киношниками, хоть Голливудом. Рейд огромного войска по горам, отбивающегося от наседавших казаков и чехов. А впереди, на равнине уже тоже приготовили западню и ждут. Но вырвались, вышли и соединились со своими. Вокруг же такая цветущая натура — Алатау стеной, гремучие ручьи в сумраке теснин и водопад Кук-Караук…

В память о той сумасшедшей по своей реализации авантюре в деревне Макарово стоит оригинальный монумент, сделанный, судя по стилистике, еще в первые годы Советской власти.

Фото автора.

Если рейд партизанской армии пока не нашел своего кинорежиссера, то Верхнеуральская дорога в кино все-таки попала. И не раз. Вот перед нами на экране экспедиция, движущаяся в поисках золота на далекий мифический Мундыбаш, стоит у парома, ждет переправы. Мы видим юную Евгению Симонову, молодого горячего Вахтанга Кикабидзе, с маузером. Это известный приключенческий фильм про Сибирь — «Пропавшая экспедиция». Однако паром, совсем не мифический, при этом находился в селе Узян Белорецкого района. Нынче-то и в голове не укладывается, что еще совсем недавно Белая здесь была настолько полноводна, что оба берега, обе нитки тракта соединял паром.

В 80-е годы часть Верхнеуральской дороги реконструировали, в Узяне построили мост, положили асфальт и кое-где спрямили. Но остались старые куски, словно памятники. И в том же Узяне сохранился такой кусок, который фигурировал в фильме «Вечный зов».

По этой дороге ходила героиня фильма «Вечный зов».

Тот, кто смотрел этот фильм, хорошо должен помнить, где героиня, Агата Савельева раз за разом идет по дороге и ждет возвращения из лагеря своего мужа, Ивана. Камера провожает женскую фигуру, уходит в панораму. И вот перед нами Белая река и отроги Большого Шатака за ней. Ни с чем это не перепутаешь! А чтобы увидеть, достаточно отойти чуть в сторону, вправо, от въезда в село со стороны Белорецка. Так и попадешь в то место.

А вот вам еще артефакты былого. В окрестностях старого села Серменево до сих пор еще можно найти куски, мощеные булыжником. А за Кагарманово старая дорога уходит в лес, правее современной и выбегает на суходол речки Кухтур, прямиком к плотине брошенного демидовского завода.

Что же касаемо нашего времени, то еще в начале 20-го века Верхнеуральский тракт пришел в почти непроезжее состояние. Сколько бы власти ни пытались что-то сделать, но даже спустя сотню лет он по-прежнему местами доступен лишь для автомобилей повышенной проходимости.

Фото автора.

При этом то и дело с переменным успехом пытаются построить новую дорогу, уйти от хлябей долин в горы. Ее, эту новую дорогу, рано или поздно построят, но никуда не денется старая дорога. И раз за разом, проезжая по ней, пытливый глаз что-нибудь да увидит, как привет из прошлого. От тех людей, кто ее строил, ездил и шагал по ней, отмеряя длинные версты. А их было не мало.


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 2, Баллов: 10





Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: