Все новости
Общество
5 Августа 2014, 17:14

Альфис Гаязов: оптимизация школ — процесс необратимый

О проблемах образования — из первых уст. Автор «Электрогазеты» пообщался с главой Минобра республики.

К этой встрече я готовился давно. Согласитесь, одно дело «процеживать» региональный интернет и находить на профильных ресурсах актуальную для моих читателей информацию и совсем другое — беседовать с первоисточником, человеком, который несет полную ответственность за все преобразования в далеко не простой сфере — в республиканском образовании. Речь пойдет о господине Гаязове — министре образования Республики Башкортостан.

Так получилось, что наша беседа в режиме вопрос-ответ состоялась спонтанно в конце рабочей недели. По своему опыту знаю, незапланированные встречи иногда «выстреливают» намного эффективнее, чем договорные. Постараюсь вкратце передать суть разговора. Итак, тема первая — оптимизация.

Сколько копий сломано вокруг этой темы! Сокращать или не сокращать? За каждым «оптимизированным» учителем и переведенным в другую школу ребенком стоит непростое решение. Ведь с одной стороны, ликвидация школы — прямой путь к вымиранию деревни. Уходит школа — уходят родители, пустеет село, а значит, некому обрабатывать поля и ухаживать за скотиной. С другой стороны, деревенская школа, где 10-15 учителей обучают 30 учеников, обходится республиканскому бюджету в астрономические суммы. Думаю, даже эмиратские шейхи вряд ли пошли бы на такое расточительство. Да и качество обучения без современного оборудования в такой школе будет хромать. О проблеме социализации выпускников неполных классов тоже стоит упомянуть. Увы, процесс оптимизации школ на сегодняшний день необратимый. К сожалению, приходится признать: нет детей — нет школ. Беда не только нашего региона, беда общероссийская. Такова основная мысль министра. То же самое касается и районных училищ профмастерства, где в унылых, еще советского разлива мастерских, в большинстве своем, на далеко не новом оборудовании, мастера производственного обучения пытаются заинтересовать и обучить немногочисленных учащихся нужным, но не модным профессиям. Загонять в такие, с позволения сказать, «сараи науки» местных ребятишек или препятствовать их миграции в другие, более продвинутые в этом плане учебные заведения, я считаю нонсенсом! Альфис Суфиянович мою позицию в этом плане полностью поддержал.

Тема вторая, не менее актуальная — открытость министерства образования. Еще два года назад я озвучивал проблему в своих статьях. Вопрос нисколько не потерял своей значимости. Лично я считаю, отсутствие полноценного диалога руководства министерства и общественности в первую очередь вредит самому ведомству. Ну не верю я, что десятки и сотни специалистов сидят там и юбки протирают! А ведь в народе бытует такое мнение. Это как раз и есть следствие непонимания специфики работы министерства, нежелания ответственных людей идти на контакт с общественниками, просто с неравнодушными людьми. Так кто же здесь виноват? Люди, предъявляющие претензии специалистам Минобра, или снобизм вышестоящих руководителей, не желающих ввязываться в полемику по разным причинам? В итоге страдает дело. Страдает общество. Страдает образование. Кстати, господин Гаязов, что делает ему честь, не стал отрицать очевидное и признал недоработку ведомства в этом плане. На мое предложение — сделать совместно открытый ресурс по данной проблематике — обещал подумать.

Сорок минут нашего общения пролетели незаметно — настолько интересным и актуальным был разговор. Надеюсь, хотя бы часть обсужденного воплотится в жизнь. Цели и задачи образования для всех нас одни и те же: воспитание настоящего гражданина нашей страны.