Все новости
Общество
13 Ноября 2012, 16:00

Башкирия онлайн: нести пургу и грести снег должны разные люди

Интернет пожирает время пользователей, и все мы это признаем. Нормально ли это с точки зрения психологии? И сколько времени в сети проводит не зависимый от нее юзер? 

Фото с сайта www.esminformatica.xpg.com.br

«Надо жить так, чтобы на социальные сети не хватало времени» (с)

О всепоглощающей роли интернета в нашей жизни не писал разве что ленивый. Мне вот тоже было лень, но я собралась с силами. А все потому, что с ним все труднее бороться. Я-то всегда считала себя адекватным юзером, запускающим компьютер преимущественно «по работе». И то, что проверка почты и новостей в социальной сети давно вошла в распорядок утреннего туалета, меня отнюдь не смущало. Пока я не ушла в очередной отпуск. И меня впервые начало по-настоящему ломать без интернета. Я заходила в сеть каждый день, хотя в этом не было никакой необходимости. Сначала я испугалась, а потом отбросила панику. Других проблем, что ли, нет?

На самом деле, практически все продвинутые пользователи проводят сегодня в интернете львиную часть своего рабочего и свободного времени. И если раньше человек от работы отдыхал, прервавшись на чаепитие или разговор с коллегой, то сейчас большинство в свободную пятиминутку устремляется в соцсети. А вдруг откомментили, лайкнули, зафрендили или, упаси Бог, забанили? Еще можно стырить себе в статус какой-нибудь золотой афоризм, пополнить любимыми напевами плей-лист, поразить всех чумовой фотографией. Короче, график плотный.

Вообще это занятно – смотреть страницы своих друзей в соцсетях. Каждый моделирует свой собственный мир, в котором он может делать все, что хочет. Вот, например, коллега. В миру неприглядный и, пожалуй, зажатый, на своей странице он предстает эдаким мачо. Тут и там коллажи с его тщедушным лицом, но с торсами голливудских исполинов типа Сталлоне или Шварценеггера. От некоторых его статусов покраснела бы самая распутная путана – такой он в себе уверенный и гиперактивный альфа-самец! Сюжеты всех фотографий и клипов, что говорится, ниже пояса. И ему плевать, что подумает и скажет любой. Он хочет быть таким, и он такой. Хотя бы в интернете.

А вот подружка, мы редко видимся, но о ней, мне кажется, я знаю больше, чем о себе. Она методично меняет статусы, со старанием гимназистки-отличницы отмечая новость каждого конкретного дня. «Доча сказала первое слово!», «Ура! У нас новая плазма», «Муж купил билеты в Таиланд!», «Начальство задолбало…» ну и все в таком роде.

Еще одна подруга, родив ребенка, создала ему персональную страничку. И не беда, что он еще головку толком не держит - new-блок пока за него заполняет мама. Малыш подрастет – продолжит важное дело. А еще у нее есть собака. И она тоже значится в ее разделе «Дети». Кликнув на песика, заходим на страницу. Род деятельности: «Ем и сплю». Увлечения: «Грызу ноги людей». Животное систематически выходит в онлайн и делает «гав» со множеством восклицательных знаков. У хозяина страницы два десятка друзей, куча фоток с поводком и без, а также всякие видео с собачонками.

Но если подобные, надеюсь, шутливые изыски своих друзей я еще хоть как-то могу понять, то страницы усопших вводят меня в необъяснимый транс. Теперь люди, покинувшие нас, живут не только в наших сердцах, но и в наших френд-лентах. Друзья заходят на эти страницы в дни рождения, в годовщины, голосуют за фотографии, пишут человеку, который никогда не прочтет их посланий. «Самые лучшие уходят», «Как рано тебя не стало! Прости за все, дружище…», «Прошло полгода… Жить бы и жить. Тяжело», «…И невозможно ни черта переиначить. А в море черная вода, и чайки плачут. Очень тебя не хватает…»

Наверное, этот факт как никогда подтверждает мнение специалистов, что социальные сети нужны не только для общения с другими людьми, а чтобы человек пообщался сам с собой. И, может быть, с помощью френдов, подписчиков, гостей, их оценок, реплик доказал своему подсознанию, что нужен и важен.

Хотя есть и другой тип сетеюзеров. Одни убегают в онлайн от реальных проблем, закрываясь от упреков или просьб второй половины наушниками и перепиской с незнакомыми людьми. Другие ищут свежие следы на страницах своих бывших, пытаясь по фото и постам додумать, с кем он(а) общается, с кем засыпает, страдает ли вообще по такому невероятному мне. Ну эдакие мазохисты, для которых настоящее – в прошлом.

У всех свои причины часами сидеть в интернете. У кого-то – банальные, у кого-то – «нормальные», у кого-то – высокоморальные. Это дело сугубо каждого. Вопрос в другом. Нормально ли это с точки зрения психологии? И сколько времени в интернете проводит адекватный, не зависимый от сети человек? Где грань, определяющая, что этот использует соцсеть лишь как инструмент самовыражения и общения, а тот давно впал в жесткую зависимость? Адресуем эти вопросы практикующему психотерапевту, который как никто другой компетентен в этой сфере. 

Тему «ОЭГ» комментирует член Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги, кандидат медицинских наук, доцент кафедры управления в социальных и экономических системах УГАТУ, ведущий блогов в «ЖЖ» и на «Эхе Москвы», страниц во многих социальных сетях Марк Сандомирский.

- Для российского общества, в котором, с одной стороны, проникновение интернета сегодня составляет около 2/3 населения, а с другой - имеется большое количество острых социально-психологических проблем, это сочетание и порождает широкую распространенность интернет-зависимости, в свою очередь перерастающей в актуальную проблему общества. Ибо многие пользователи, страдающие подобной зависимостью, «убегают» в онлайн, пытаясь скрыться от оффлайновых проблем реальной, а не виртуальной жизни.

В общем-то, бегство от проблем - это общий путь возникновения болезненных зависимостей (наркотики, алкоголь, игромания) и других социальных эпидемий, включая псевдорелигиозный фанатизм и экстремизм. В этом ряду интернет-зависимость оказывается более «мягким» вариантом - но все же, как и любая зависимость, чревата серьезным ущербом как для страдающего ей индивида, так и, в конечном счете, ввиду массовости «зараженных» сетью, для общества в целом.

Вот почему, хотя интернет-зависимость пока еще не входит в официальный список болезней (высока вероятность того, что в обозримом будущем она будет в него включена), это серьезное психологическое расстройство. И «диагноз», хотя и не медицинский, а психологический, опирается на конкретные «симптомы»:

- пользователь проводит ежедневно более полутора часов в сети с целью проведения досуга,

- испытывает абстиненцию в случае временного отсутствия доступа,

- стремится проводить в сети еще больше времени, откладывая ради этого иные дела,

- соответственно «виртуализация» жизни приносит ему социальный ущерб,

- он понимает это, но самостоятельно изменить свое поведение, увы, не может.

Конечно, то, что массовая интернет-зависимость приводит к «виртуальной эмиграции» активной части общества, может быть для некоторой части этого самого общества выгодно. Ведь тем самым происходит виртуализация протестной активности. (Да, это происходит под флагом строительства «гражданского общества» - но общества виртуального, что многие «строители» упускают из вида.)

В то же время интернет-зависимость выступает как своего рода психологический бартер, на нее «обмениваются» другие зависимости, потенциально возможные у представителей группы риска тех же людей (зависимых личностей). Получается, что такая зависимость в некотором смысле полезна, по принципу «наименьшего зла» она выступает средством профилактики более опасных зависимостей. В конце концов, если бы не достигаемая благодаря «зависанию» в интернете и виртуальному общению разрядка психологического напряжения, зависимые пользователи прибегали бы к другим, более пагубным для личного здоровья и общественного благополучия способам борьбы со стрессами повседневной жизни, - считает эксперт.

От автора. Практически дописав материал, я, как и множество других интернет-зависимых, полезла в интернет в поисках не знаю чего. Пролистывая сайты рунета, наткнулась на следующее. Губернатор Пермского края Виктор Басаргин раскритиковал неслаженную работу муниципальных властей в период обильного снегопада и поставил в укор главе города его увлечение твиттером. «Правительству пришлось снимать машины с федеральных трасс, чтобы расчистить хотя бы основные улицы Перми. По данным ГИБДД, количество аварий в эти два дня выросло на порядок. На что вы рассчитывали, на твиттер? В твиттере строчить – не снег грести», - цитирует Виктора Басаргина газета «Коммерсант».

Наверное, Дмитрию Медведеву, который пару лет назад настойчиво прививал моду на блоги среди глав регионов, нужно сказать спасибо. Тогда некоторые продвинутые VIP-чиновники взялись нещадно эксплуатировать LiveJournal и Twitter для срочной связи с министрами и диалога со стонущим населением. Однако кто-то, хотя бы через одного, должен в высших эшелонах и мешки ворочать… Уловив настроение масс, приближенные ВВП бросились упорядочивать активность чиновников в социальных сетях. Так, сообщают федеральные СМИ, заместитель главы Администрации Президента РФ Дмитрий Песков намерен регламентировать использование высшими столоначальниками твиттера в служебных целях. Посмотрим, что из этого выйдет. Одно дело, когда простой человек в обеденное время у себя «Вконтакте» гавкает, другое дело - дуцзюнь большой области постит, а государственные дела стоят…

Автор:Сокурян Екатерина