Все новости
Доколе
9 Июля 2014, 13:40

Почему я не приемлю демократии

События на Украине в ином свете показали нам западных политиков. А это заставило задуматься, так ли хороша либеральная демократия. 

Коллаж Ларисы Ветлугиной.
Коллаж Ларисы Ветлугиной.

События на Украине не только изменили политическую карту мира, но и в ином свете показали нам западных политиков. А это наиболее действенным способом заставило нас задуматься над вопросом: а так ли хороша либеральная демократия, как ее малюют. Мы помним, с какими надеждами восприняли объявленную в 1991 году демократию со всеми сопутствующими «подарками», и чем все это обернулось. Тем не менее, само это понятие в представлении многих россиян безусловное благо, свалившиеся же на головы многочисленные проблемы стали объяснять неправильным пониманием демократии, отходом от нее, ее искажением и откровенным нарушением. Решили, что демократии в России пока нет, что за нее нужно бороться.

«Демократия — святое, ибо она означает власть народа. А что может быть правильнее и справедливее?» — вот так рассуждает большинство. Я тоже так рассуждал в начале 90-х годов и даже вступил в партию «Яблоко». Но стоило через несколько лет углубиться в суть вопроса, почитать, что думали по этому поводу наши великие предки, и я пришел к выводу, что демократия — это не наше, не человеческое и не природное.

Что такое власть народа? О каком народе идет речь? Что стоит за этим словом? Под народом подразумевают и слесаря ЖЭУ, и научного работника, и колхозника, и мошенника, и артиста, и вора, и психически ненормального человека, и философа, и серийного убийцу, и священника, и ни за что не отвечающего бездельника — прожигателя жизни. Что может представлять из себя совместная власть всех этих представителей социума? Наверное, ничего, кроме полной анархии.

Многие, однако, рассуждают по-другому: «Что такое народ? Это я, мои родственники, друзья, знакомые. Мы ведь правильные ребята, значит и демократия (наше мнение) — это тоже правильно». А то, что вокруг может быть в сотню раз больше неправильных ребят, чье мнение в конце концов перевесит, это почему-то в голову не приходит.

Теоретически полную несостоятельность возможности власти народных масс можно проиллюстрировать примером из геометрии. Как известно, самой устойчивой фигурой является пирамида. Самой же неустойчивой — перевернутая пирамида. Первая в приложении к общественному устройству означает авторитарное традиционное государство, а вторая — и есть демократия. Сколько может простоять такая фигура? Да нисколько!

Очевидно, буквальный перевод слова «демократия» дает неправильное толкование этого понятия. На самом деле демократия — это власть большинства.

Вот теперь рассмотрим — хорошо это или плохо. Политики, призывающие развивать демократию, говорят: да, это хорошо, это справедливо и больше того — ничего лучшего люди вообще не придумали. Иначе думал древнегреческий мыслитель Биант, сказавший коротко, но емко: «Большинство — зло». Немецкая пословица гласит: «Единственное место, где все действительно равны, — это кладбище». «Демократия — всего лишь мечта: она должна рассматриваться в одном ряду с такими понятиями, как Аркадия, Дед Мороз и Рай», — говорил Генри Менкен. «Демократия — это власть дураков, потому что их всегда больше, чем умных» — это Мопассан.

«Предоставляя всем право голоса — не забудь, что в первую очередь им воспользуются самые крикливые, в равной степени — самые глупые, и больше других — самые незанятые», — пишет Михаил Веллер в книге «Кассандра». Поэтому «степень «общественности» мнения отнюдь не критерий его истинности. Весьма часто общественное мнение есть благоглупость». А вот сатирик Виктор Коклюшкин: «Стоит ли считать демократией, если волк и зайчик уравнены в правах? И зайчику оптимистично внушают, что он имеет полное право догнать волка и съесть. А если не хочет — это его личное дело!»

«Жизненный опыт подскажет вам множество примеров, когда люди большинством голосов принимали неверные решения, — пишет психотерапевт Игорь Вагин. —  Как правило, только десять-двадцать процентов людей в любом сообществе — авангардисты. Большинство не может быть передовым уже по определению, а консервативно настроенные пассивные люди всегда тянут телегу назад. Поэтому ориентация на мнение большинства часто бывает не только непродуктивна, но и опасна».

«На мой взгляд, реальное народовластие возможно только в небольшом обществе, — считает Михаил Веллер. — Где все работники — воины — налогоплательщики могут собраться на одной площади и, зная свои проблемы, вместе принять решения и выбрать во властные органы тех, кого знают и кому доверяют. Как только общество разрастается, во власть выдвигаются те, кого большинство уже не знает лично. И возрастает власть рекламы, пиара, денег, вложенных в выборную компанию. Богачи и финансовые кланы получают преимущество. Человека без денег и связей уже не слышит никто, кроме круга знакомых. Тогда демократическая республика сменяется аристократической или олигархической. Власть народа сменяется властью верхушки. Верхушка переделывает законы и рвет куски страны друг у друга. Начинается «холодная гражданская война», где правит сила и деньги. Если пустить дело на самотек, то неоформленная демократия сменится олигархической республикой в течение буквально нескольких лет, что мы и наблюдали в «лихие девяностые. Гигантская Россия — страна разнородная, разноземельная, разнокультурная. Собрать всех на одной площади и наладить реальную демократию невозможно даже в мечтах».

По словам многих мудрецов, с самых древних времен до наших дней правильно то, что соответствует природе. Соответствует ли ей демократия? Ее ли это изобретение? Отнюдь! Стадами и стаями всегда управляют вожаки, демократии там никогда не было. То же и в небесной канцелярии. «Ни в одной религии нет демократии, — говорит протоиерей Виктор Иванов. — Только строгая иерархия».

В нашей стране по-прежнему некоторые партии, движения, отдельные правозащитники и пропагандисты активно борются за демократическое преобразование России. Концепция, от которой отказались еще в Древнем Риме, продолжает бередить умы и прописалась в современности. Впрочем, прописалась ли? Или ее прописали? Причем прописали не уговорами и убеждениями, а экономическими санкциями и военными вторжениями самых могучих армий. Так, настойчивыми усилиями лидеров мировой демократии создаются, по словам Виктора Коклюшкина, «одемокраченные государства». Где это видано, чтобы идеологию всеобщей справедливости и счастья навязывали силой оружия? Есть такое древнее выражение: «Благими намерениями выложена дорога в ад». К чему оно относится? Не к демократии ли?

Автор:Вайсман Игорь
Читайте нас в