Все новости
Общество
23 Февраля , 14:02

Медик из Башкирии раздавала гуманитарную помощь во время артобстрела в ЛНР

предоставлено Розой Исламовой.
Фото:предоставлено Розой Исламовой.

Медработник поликлиники Иглинской центральной районной больницы Роза Исламова первой из Башкирии вместе с другими добровольцами с гуманитарной помощью отправилась в ЛНР.

Поездка состоялась в 2015 году. В то время не все разделяли мнение о миссии милосердия на территории, где ведутся боевые действия. Некоторые боялись погибнуть от шальной пули или снаряда, другие считали, что не нужно помогать регионам другого государства.

Рентгенолог-лаборант Роза Исламова считает, что непременно нужно помогать людям, которые попали в трудную жизненную ситуацию: жители ЛНР постоянно находились в состоянии стресса и каждую минуту могли погибнуть, проживали в разрушенных бомбами домах. Тогда она приняла твердое решение собрать помощь и отправиться с ней в ЛНР.

С тех пор она совершила не одну поездку с гуманитарной помощью на территорию Луганской и Донецкой областей. Недавно вернулась из Мариуполя, где участвовала в VIII съезде Союза добровольцев Донбасса. В общественную организацию она вступила с первых дней ее создания.

В преддверии 23 февраля Роза Исламова побеседовала с корреспондентом «Электрогазеты» и поделилась воспоминаниями - как лечила в госпитале раненых воинов-интернационалистов в период ведения военных действий в Афганистане, как оказывала медицинскую помощь во время чеченской кампании, как ездила с гуманитарной миссией в Луганскую и Донецкую республики.

Роза Исламова выучилась в медицинском училище на фельдшера, а потом окончила Самарский государственный педагогический университет, отделение психологии, и получила диплом психолога. На протяжении шести лет, наряду с работой в Иглинской поликлинике, возглавляла Иглинский совет ветеранов боевых действий.

Она рассказала, что 15 февраля, в День вывода войск из Афганистана, всегда приходит в гости к маме, чтобы поблагодарить ее, что вырастила и воспитала двоих детей и внука патриотами, а когда отправлялись в опасные зоны, всегда молилась, чтобы вернулись домой здоровыми и невредимыми.

— Когда я вернулась недавно из Мариуполя, мама сказала, что сидела и молилась за меня. Она уже в годах, ей 93 года.

— Вы с детства решили посвятить себя медицине? Может быть, кто-то из родственников был врачом?

— Папа рано умер, мама нас одна воспитывала. Я была самым младшим ребенком в семье. Старший брат Наил с друзьями в детстве играл в войнушку, хотел стать и стал кадровым офицером. Он окончил Суворовское училище, а потом — высшее военное училище. В 1979 году участвовал в военных действиях в Афганистане.

А я играла с ними и говорила: «Хочу стать медсестрой». Мама сшила мне повязку и сумочку с красным крестом, я туда складывала бинты и пузырьки с лекарствами. С детства хотела стать медиком, потому что приходила в больницу, а там все были такие ласковые и добрые. В поликлинике на вопрос медперсонала всегда отвечала: «Хотела бы, как вы, тетенька, стать врачом». Сейчас с детьми разговариваю и говорю: «Может быть, кто-то из вас полюбит медицину и станет доктором. Возможно, кто-нибудь из вас будет работать в нашем кабинете». Главное, чтобы у человека было желание трудиться врачом. Мало медицину любить, надо людей любить. Нас учили, чтобы относились к пациенту, как к родной маме.

— В Афганистан добровольцем поехали?

предоставлено Розой Исламовой.
Фото:предоставлено Розой Исламовой.

— Сначала съездила в командировку в Афганистан, а потом работала в травматологическом отделении Ташкентского окружного военного госпиталя имени П.Ф. Боровского, в который поступали раненые солдаты из мест боевых действий. Это было самое тяжелое отделение. Мы лечили бойцов с огнестрельными и осколочными ранениями. У многих ампутировали конечности. Горжусь тем, что наши травматологи «отремонтировали» и вернули в строй ребят. Мальчишки с ранениями были моего возраста, у некоторых ампутированы обе конечности. Я говорила: «Найдется девушка, полюбит, и у тебя в жизни все будет хорошо».

предоставлено Розой Исламовой.
Фото:предоставлено Розой Исламовой.

Самое главное, чтобы у людей была вера во что-то. И сейчас ребята поступают из зоны спецоперации. Успокаиваю: «Все будет хорошо, только духом не падай».

— В Иглинскую больницу раненые тоже поступали?

— В Иглинскую не поступали. Обращаются в глазную клинику Эрнста Мулдашева. Огромное спасибо ему за то, что делает операции на глаза раненным в зоне СВО бойцам бесплатно.

— Как оказались в Чечне?

— В 1999 и 2000 году ездила в Чечню добровольцем. В 1999 году обратилась в военкомат и подписала контракт на шесть месяцев. Участвовала в медицинском отряде специального назначения (МОСН-66). Наш отряд находился рядом с передовой (бои шли совсем близко), чтобы оперативно оказывать медицинскую помощь Мы стояли в Ханкале, Грозный был виден, как на ладони.

предоставлено Розой Исламовой.
Фото:предоставлено Розой Исламовой.

Как только раненого вынесли с поля боя, так сразу же врачи МОСН, хирурги, травматологи и другие, приступали к оказанию квалифицированной помощи.

Лечили не только раненых бойцов, но и оказывали медпомощь местному населению. Поэтому нас там до сих пор помнят и при возможности передают привет.

В 2000 году за командировки в Чечню нас, медработников, наградили благодарственными письма президента России Владимира Путина.

— Когда вы были в ЛНР в 2015 году, велись рядом боевые действия?

— В один из дней мы находились в школе, раздавали «гуманитарку», и начался артиллерийский обстрел. Стоял страшный грохот, звенели окна в здании. Мы все думали - только бы снаряд в школу не попал.

— Как преодолевали страх?

— Не за себя беспокоишься, а за жизнь школьников. Нередко бомбежка начиналась, когда шли уроки. Там и в скорые стреляют, и в больницы стреляют. И школы все обстрелянные. У них в каждой школе есть бомбоубежище. Специальное помещение предусмотрено для каждого класса. При воздушной тревоге дети сразу же всем классом спускаются в бомбоубежище и ждут, пока закончится обстрел школы. У них школы старые, и удалось сохранить бомбоубежища. А в наших учебных заведениях даже в плане такого нет. Меня поселили у учительницы русского языка и литературы, заинтересовал погреб в доме. Она рассказала, что у них еще с прошлого столетия сохранился подвал, где они прячутся во время обстрела. Его еще сделал до Великой Отечественной войны дед учительницы. Погреба обалденные, там жить можно. У россиян в квартирах иконы в углу или справа, или слева, у них — везде, чтобы хранил Бог. Когда мы уезжали домой, нам в дорогу дали освященные иконки, потому что дорога дальняя, трасса М-4 загруженная. Они пожелали, чтобы ангел вас хранил. У нас в машине были православные иконы и мусульманские молитвы.

— Какое впечатление произвела на вас первая поездка?

— Когда впервые привезли гуманитарную помощь в Луганскую республику, везде была разруха. Многие желающие отправиться туда посмотрели перед поездкой новости из ЛНР, узнав о бомбежках и артобстрелах, подумали и отказались. Инициатором гуманитарной акции выступил председатель Башкирского Союза ветеранов боевых действий Тимерьян Ражапов. Он предложил, и мы в районах стали собирать гуманитарную помощь. Тогда в Луганскую область поехали четыре грузовые машины, их сопровождали добровольцы из Иглинского, Кармаскалинского, Хайбуллинского и Салаватского районов.

В городе Первомайск ЛНР увидела разрушенный дом, думала, что там никто не живет. На всякий случай закричала: «Люди, если есть кто-то в доме, выходите. Башкиры приехали, привезли вам гуманитарную помощь». В подъездах не было ни дверей, ни окон. Вскоре из этих домов стали люди выходить. Как в блокадном Ленинграде. Я находилась в шоковом состоянии. Была зима. Электричества, отопления и воды в доме не было, а люди жили. Вышли жители, завернутые в одеяло, взгляд отчужденный. Говорят: «У нас денег нет платить вам». Я сказала, что за гуманитарку платить не надо. Спрашивают: может быть, нужно предоставить какие-то документы? В ответ: «Нам ничего не надо, вы только придите и заберите гуманитарную помощь. Эти продукты мы вам привезли». Люди выходили и плакали со словами: «Неужели Россия о нас думает? Неужели люди о нас думают?» Потом мы развернули белую ткань, и местные жители на ней писали благодарность. Многие тогда считали, что мы помогаем сепаратистам. И даже на границе непонимающе на нас смотрели и то же самое говорили, а там 80 процентов населения русскоязычные. Когда мы возвращались домой, в ЛНР люди нас спрашивали: «Вы же нас не оставите? Вы же еще раз приедете?» И ездили, и до сих пор ездим. И помогаем, потому что это наш народ.

Помощь собирали по всей республике, обращались к предпринимателям. В больницу наши девчата приносили продукты. Просила, чтобы не деньгами сдавали (их я не брала), а сходили в магазин, купили чай, муку, макароны, сахар. Никогда деньги не брала. Просила, чтобы приносили чистые вещи, которые было бы не стыдно раздать.

В ЛНР повезли продукты питания, бытовую химию, обмундирование для ополченцев (берцы, бушлаты), стройматериалы: доски, ДСП, а также перевязочные материалы, бинты, вату, чепчики и другие.

Ребята из уфимского кадетского корпуса передали форму для кадетов Луганска. Мальчишки из ЛНР были очень рады такому подарку.

Главное, мы привезли российские учебники, чтобы дети обучались по нашей программе. У них ни компьютеров, ни принтеров не было. Все привезли. Огромное спасибо тем, кто принял участие в сборе гуманитарной помощи! Башкирия помогала и продолжает помогать.

В 2015 году только вернулась из ЛНР в Иглино, в мой кабинет заходит молодая девушка Виктория, смотрю в лабораторную карту, там написано: «Украина, Дебальцево», а я как раз вернулась из этого населенного пункта. Обращаюсь к ней: «Доченька, я только оттуда приехала».

В 2014 году Виктория приехала в Иглинский район с грудным ребенком. В 10 классе она познакомилась с парнем, забеременела, должны были пожениться, в это время начались военные действия, и ее вместе с другими беженцами посадили в автобус и увезли в Ростов-на-Дону, а оттуда самолетом переправили в Башкирию. Она взяла российское гражданство, мать от нее сразу же отказалась.

Я встретилась с ней и будто породнилась. Она замуж вышла, родила двоих замечательных девочек. В честь меня назвала старшую дочку Розой. Виктория говорит: «У меня две мамы: одна – та, что родила, а вторая – которая рядом». Чем могла, тем ей помогла. Поймите, как мы к этим людям будем относиться, так и они – к нам. Главное, чтобы они в мирной жизни не озлобились на нас. Должна быть человеческая доброта, и нужно протянуть руку помощи.

Сейте добро. Ходите в храм, в мечеть, молитесь за мальчишек. Надо молиться, чтобы живыми вернулись. Бог в сердце у каждого.

У каждого из ребят есть семьи, матери. Они ждут. Помню, перед отправкой в зону СВО к нам в кабинет пришли делать рентген молодые ребята. Они сказали: «Мы за ленточку едем». Я на ушко каждому шепнула: «Живыми возвращайтесь. Берегите себя». Я сама на войне была, знаю, что это такое.

Я — мать, я — бабушка, и всегда мысленно про себя молюсь, когда утром встаю, чтобы мальчики только живыми возвращались. Победа будет за нами. Мы выиграем. Наши деды умирали, чтобы мы жили хорошо.

— Что побудило вас этим заняться?

— В первую поездку в ЛНР на улицах увидела столько могил, особенно детей. Было ощущение, что ходила по кладбищу. Рассказали, как во время бомбежки с беспилотника мальчик погиб, закрывая от осколков свою сестренку. Мы потом навещали эту девочку, привозили подарки на Новый год. Ещё рассказывали, как учительница пошла открыть теплицу, начался обстрел, так и осталась она в огороде лежать.

Недавно увидела Мариуполь, была в шоке: весь обстрелян. Однако жизнь продолжается, строители работают. Потихонечку воздвигаются новые микрорайоны. Восстановим! Победим! И всё будет хорошо.

С поездкой в Мариуполь была в ЛНР и ДНР 10 раз.

— Слышал, что вы чак-чак возили в Луганскую область. Это так?

— Мы были в школе № 22 имени Минигали Шаймуратова в Петровском, разговорились с директором Гульназ Камилевной Серовой (ее родители по распределению приехали на Украину), спросила ее: «Что привезти?». Она сказала: «Ничего. Сама только приезжай, пожалуйста». А я испекла и привезла им большой чак-чак, а также мёд. В школе так обрадовались гостинцам! Во время последней поездки в Мариуполь тоже повезла чак-чак.

— Кто для вас был примером в детстве, юности?

 — Образцом для меня был старший брат Наил Канафин, нынче он гвардии полковник в отставке. Он сыграл большую роль в моем воспитании, был комсомольцем, комсоргом, активно занимался общественной деятельностью. Огромное спасибо ему! Сейчас живет в Москве. Мы часто созваниваемся по ватсапу.

Роза Исламова сказала, что в 2015 году, когда в первый раз поехали в Луганскую республику, на первой машине был баннер «От потомков Шаймуратова».

— До нас этого никто не делал. Теперь такой баннер украшает машины с гуманитарным грузом из Башкирии. В то время было неспокойно, сотрудники ГИБДД нам сказали его убрать. Мы послушались, а когда пересекли границу ЛНР, мы снова плакат вывесили. Он был огромный, на весь «КамАЗ», — с гордостью заявила собеседница.

В завершении разговора она подняла очень важный вопрос — о присвоении статуса ветерана боевых действий добровольцам, которые пришли на помощь ополченцам и участвовали в военных действиях на территории Луганской и Донецкой республик.

— Ребята, которые участвовали в военных действиях в ЛНР и ДНР с 2014 года, тоже хотят получить статус ветерана боевых действий. У некоторых ранения, у некоторых контузии. Они участвовали в боевых действиях в качестве добровольцев, многие из них и денег не получали. Сколько ребят погибло. Мне мамочки звонят. Недавно разговаривала с женщиной из Минеральных вод. У нее сына убили и расчленили. Он был кадровый офицер, отправился в ЛНР помогать ополченцам и не вернулся. Она рассказала, что отдала много денег, чтобы в любом виде домой привезли сына. Потерять сына. Какое горе. Хоть домой не заходи. Казаки тело привезли. Женщина говорит: «Сейчас хоть на могилку хожу. Я знаю, что его хоть в таком виде привезли, но это его могилка».

Роза Исламова поблагодарила за поддержку главного врача Иглинской больницы Радмира Амировича Саубанова, главную медсестру Иглинской ЦРБ Лилию Кадимовну Хужину, заведующего отделения рентгенологической лучевой диагностики Иглинского ЦРБ Фагима Минигалиевича Хисматуллина.

Автор:Владимир Шакиев
Читайте нас в