Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

«Башинформ». 20 лет спустя — IV

«Башинформ». 20 лет спустя — IV
02.06.2016 19:11:44

Продолжение. Вернуться к предыдущей части.

«Важная миссия»

Потихоньку «Версия» стала переходить от шокирующего криминала к темам социальной направленности. Правовое поле быстро менялось. Люди путались в законах. «Была у газеты и еще одна очень важная миссия — просветительская, — говорит заместитель главного редактора «Версии» Владимир Леонтьев (работал в «Версии» в 1993-2006 гг.) — В череде законов, уложений и постановлений путались самые матерые юристы. Поэтому каждый наш материал помогал читателю лучше разобраться в «сыром» и противоречивом правовом поле». В газетах стало много рекламы. А люди привыкли верить газетам и даже мысли не допускали, что напечатанное может быть обманом. «Разрешенная непроверенная реклама в большинстве СМИ еще больше вводила народ в заблуждение и плодила толпы обманутых, — говорит Светлана Полиновская. — В эпоху вдруг пришедшего дикого капитализма остро чувствовался запрос общества на справедливость. Без крыши над головой и сбережений мог оказаться представитель любого слоя населения. На ликвидацию последствий от массового мошенничества тратились большие бюджетные деньги (в том числе на строительство домов обманутым дольщикам). Недовольство выливалось в митинги и криминализацию общества. Быстро пришло понимание, что словом можно спасти. Если провести правовой ликбез и уберечь от необдуманного действия. К профилактике преступности издания (изначально) добавилась социально-правовая роль. Мы стали принимать недовольных граждан и делали для них все возможное в рамках закона».

В газете появилось много тематических рубрик и полос социальной направленности. «Под рубриками «Ваше право», «Невыдуманные истории», «Письмо в редакцию», «Ситуация», «Есть проблема», «Адвокат потребителя» размещались материалы на социально-правовые темы: проблемы в сфере ЖКХ (снос, аварийное жилье, получение жилья льготными категориями, обманутые дольщики, наследственные вопросы, долги по комуслугам), проблемы в сфере защиты прав потребителей, получение образования, медицинских услуг, лекарственное обеспечение, в том числе льготников, — говорит ответственный секретарь газеты Галина Пантюхина (работала в «Версии» в 2001-2013 гг.) — В рубриках «Особый разговор», «Актуально» освещались злободневные и резонансные темы, законопроекты, принятые поправки. Все материалы основывались на реальных случаях и историях из жизни простого человека, судебных процессах, делах, тяжбах. Подробно освещалась тема семьи, проблемы неблагополучных семей, отношения с детьми, родственниками.

Душевные человечные истории публиковались в рубрике «Семейный круг». Сначала ее вела Ирины Куприенко, затем Ирина Шипунова. «Она (Ирина Шипунова) умела рассказывать удивительно добрые истории, — рассказывает Светлана Полиновская. — Такие, что хотелось сделать что-то хорошее».

Специальную полосу для детей и подростков «Шпана» придумала и вела Татьяна Майорова. «Потом «Шпана» перешла в надежные руки Игоря Савельева, который писал в нее заметки с десяти лет. Талант его проявился уже тогда» (Светлана Полиновская).

«Упорная Людмила Кашапова не за деньги, а из принципа «душила» тех, кто массово обманывал людей, — говорит Светлана Полиновская. — Глеб Полиновский провел расследование, как у людей отбирают квартиры. Тогда мы публиковали целые развороты с продолжением о черных риэлторах».

Два раза в месяц редакция газеты проводила прямые линии с читателями. Правовой ликбез для читателей устраивали представители разных ведомств — сотрудники прокуратуры, адвокаты, по два часа они отвечали на вопросы читателей по телефону. «Для читателей это было большое подспорье. Кроме того, любой из них мог прийти к нам с кипой документов, — рассказывает Светлана Полиновская. — Мы все изучали, объясняли человеку, как правильно по закону, куда ему лучше пойти, какая на сегодня правоприменительная практика по его проблеме, и на что он может рассчитывать. Когда видели вопиющую несправедливость, ходили вместе с читателем на судебный процесс и освещали его ход. Но никогда не брали за это денег и не писали заказных статей. Не давали рекламу многочисленных кредитно-потребительских кооперативов, микрофинансовых организаций, сомнительных застройщиков, разных целителей. Наоборот, предупреждали людей, как только могли. Показывали, что за кредит в пять тысяч отдать придется 36. А если он положит деньги под процент намного выше банковского, то ничего не получит. Поскольку дельцы деньги вкладывали не в промышленность, как обещали, а в офшоры. Мы могли предупредить людей раньше, чем правоохранители, и сказать больше. Последние начинают действовать, когда уже поступают заявления от потерпевших, то есть уже после преступления».

20-летний юбилей "Версии".

Судебные разбирательства

За 23 года работы на редакцию «Версии» часто подавали в суд. «В советские времена редко кто решался судиться с газетами, — говорит Владислав Колокольников. — За время работы в «Ленинце», «Вечерке» и «Советской Башкирии» не припомню ни одного случая. Но «Версия» родилась незадолго до распада Союза и роспуска КПСС, а росла и набиралась сил уже совсем в другие времена. Люди ощутили вкус свободы, поняли, что могут отстаивать свои права, честь и достоинство. Судебные тяжбы с журналистами, с газетами, теле- и радиокомпаниями — обычное дело. И «Версия» тут на особом положении. Ну какой ее «герой» — насильник, убийца, взяточник, вор, зарвавшийся чинуша — будет рад описанию его «подвигов»?

О самых громких судебных процессах «Версии» рассказывает юрист «Башинформа» Вячеслав Петров: «Однажды одна из сотрудниц «Версии» написала статью по материалам уголовного дела после вынесения приговора, не вступившего в законную силу. В статье она упомянула о показаниях преступника про потерпевшего, взятых из уголовного дела, но корректно не указала подлинных фамилий участников событий. Родственники убитого посчитали эту информацию оскорбительной и подали на «Версию» в суд. В рамках судебного процесса была назначена лингвистическая экспертиза, которую провела профессор БГПУ. Заключение эксперта было некорректным и по просьбе редакции мотивированное и научно обоснованное возражение подготовил Игорь Савельев, тогда журналист-аспирант, а ныне известный писатель. По поводу судебного спора редакция связывалась с коллегами-журналистами в Москве и со специалистами-лингвистами. Все были удивлены самим фактом судебного разбирательства. Районный суд признал иск к «Версии» обоснованным, но последние иллюзии о судебной беспристрастности были развеяны в Верховном суде, когда в ходе судебного процесса член судебной коллегии кричала на автора материала: «Кто дал Вам право печатать статью до вступления приговора в силу?!» К счастью, таких случаев предвзятого отношения судов к спору с участием «Версии» было немного».

Были в истории «Версии» и курьезные случаи. Как-то на редакцию подал в суд… сумасшедший. «Без всякого преувеличения, больной шизофренией с пожизненной II группой инвалидности, — рассказывает юрист. — Причиной послужила статья, описывающая нечеловеческие условия, в которых он содержал у себя в доме жену и сестру (психически больных). В его иске содержалось несколько десятков пунктов обвинения редакции в нанесении редакции ему морального вреда. И хотя его претензии были абсурдны, но сам он был дееспособен, и просто так ему отказать было нельзя. Это разбирательство длилось больше двух лет. И «Версии» с трудом удалось избавиться от притязаний этого сутяжника».

Но самой длительной (продолжалась восемь лет!) была судебная тяжба по иску к «Версии» бывшего директора цеха по ремонту часов Быткомбината. «Статью Глеба Полиновского об издержках приватизации с упоминанием событий в цехе бывший директор воспринял, как личное оскорбление», — говорит Вячеслав Петров.

Светлана Полиновская: «За все время у нас в суде было одно поражение, и то наш юрист Вячеслав Петров убежден, что оно незаслуженное. Закон о СМИ, Уголовный, Жилищный кодексы и т.д. журналист, приходящий в газету, изучал в первую очередь».

«С годами журналисты «Версии» поднаторели в использовании эзопова языка, — говорит Вячеслав Петров. — Острые материалы писали так, чтобы упоминаемые в статьях герои не имели реальных шансов в суде».

«Версия» в лицах

В разные годы в редакции газеты работали Владислав Колокольников, Юрий Агров, Сергей Спатар, Сергей Бекасов, Владимир Леонтьев, Глеб Полиновский, Людмила Кашапова, Татьяна Майорова, Алексей Шушпанов, Алексей Кленов, Рита Некрасова, Александр Мамаев, Ирина Куприенко, Александр Новакович, Шамиль Гареев, Галина Давыдова, Александр Зиновьев, Елена Зарипова, Светлана Полиновская, Ильсияр Саяхетдинова, Ирина Шипунова, Игорь Савельев, Лариса Ветлугина, Анжелика Гизатуллина, Галина Пантюхина…

«Мы плачем, но закрываемся»

Последний номер «Версии» вышел в июле 2013 года.

А тремя номерами ранее газета в материале «Плачем, но закрываемся» сообщила читателям о прекращении выпуска газеты.

Из воспоминаний Светланы Полиновской: «Газета постепенно теряла тираж, поскольку настала эра интернета и соцсетей. С 2006 года мы выигрывали скромный грант в Минпечати РФ, в среднем 500-600 тысяч в год, и эти деньги покрывали наши расходы. В 2008 году за первое место по России в конкурсе Наркоконтроля получили 300 тысяч рублей. В начале 2013 года мы включились в подписной каталог на второе полугодие, но я уже понимала, что мы закроемся. Нужно было поднимать зарплату своим сотрудникам-энтузиастам, но все резервы, в том числе за счет сокращения ставок, оказались исчерпаны. Если хоть один человек в руководстве любого уровня понимал бы необходимость подобного издания, когда тратится копейка, а бережется рубль, мы что-нибудь придумали бы. Чтобы выйти на себестоимость, нам не хватало 20 — 25 тысяч на номер.

«Версия», завершив первое полугодие 2013 года с продаваемым тиражом 6,5 тысячи экземпляров, прекратила свою деятельность».

О причинах закрытия газеты говорит в последнем номере «Версии» ее последний главный редактор Шамиль Валеев (2010 — 2013 гг.): «Все очень просто: деньги. Примерно миллион двести тысяч рублей в год, сто тысяч в месяц, четвертак с номера, которых в году 52. Со знаком «минус». Два года мы вместе с блестящим, четким, но давно уже «обезжиренным» и обескровленным коллективом «Версии» верили, что и на нашей улице опрокинется «Камаз» с печеньем. Агентство «Башинформ» финансировало, пока была возможность, газету-основательницу из своих собственных доходов».

Долгие годы газета была самоокупаемой. «Газета существовала не за счёт бюджета или рекламы, а за счёт сбыта, на выручку от продажи тиража», — говорит Светлана Полиновская. Более того, она была источником финансирования других проектов «Башинформа». «Раньше, в 90-е, «Версия» кормила «Башинформ» и не только, поскольку была эффективной и весьма прибыльной», — говорит Шамиль Валеев.

«Сокращение тиражей, прекращение выпуска — общая тенденция малоприбыльных и бездоходных печатных изданий, не имеющих поддержки государства, — говорит Владислав Колокольников. — Тенденция, связанная с экономической ситуацией, с бурным развитием ТВ и радиовещания, интернета и рядом других факторов».


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 1, Баллов: 5




Мне нравится0
Радик Мухарямов
"Версия" хорошо запомнилась. Не только интересным материалом (я, правда, не выписывал, а покупал в киосках), а тем, что дал через Шамиля Гареева и др. сотрудников редакции несколько кратких материалов по теме охраны леса от лесонарушений  (по пальцам на одной руке можно пересчитать). Но для меня это было важно, т.к. работая в отделе охраны и защиты леса считал важным работу СМИ в этой области.

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: