Все новости
Мнение
22 Декабря 2023, 10:49

В Башкирии с подростковым «кризом» справится волонтерство

Васили Саитовой.
Фото:Васили Саитовой.
Ляля Латыпова
Журналист

— Мне кажется, что я уже начала понимать родителей на Западе, которые выдворяют своих детей из дома, когда им исполняется 18 лет. Видимо, за почти два десятка лет проживания со своим чадом они устают жить под прессом ювенальной юстиции, которая может наказать за любую попытку вогнать чадо в нормальные рамки, — эмоционально поделилась своей историей на днях знакомая — мама 14-летней и 10-летней дочерей. — Родителям хочется жить спокойно, не ожидая, что на них в любой момент могут донести либо соседи, либо сам ребенок, которому показалось, что мама или папа что-то ему недодают. Начала понимать это, потому что уже у нас мам и пап начали держать под напряжением.

У старшей дочери этой женщины начались подростковые «взбрыки». Девочке резко начало казаться, что в «зоопарке тиграм не докладывают мяса», то бишь маловато маменька выделяет денег на наряды и гаджеты. Одновременно у подростка возникла аллергия на любой домашний труд, даже касающийся уборки собственных разбросанных вещей и мусора. Просьбы матери навести порядок игнорируются. Если мама начинает повышать голос, в ход идут угрозы рассказать в соцсетях или школьному психологу о «тирании» родительницы. Из-за привычки девочки есть в постели, надолго оставлять в комнате объедки, помещение очень нравится тараканам и муравьям. Чтобы вся квартира не превратилась в рассадник насекомых, мать вынуждена раз в полгода проводить дезинсекцию всей квартиры. Что влетает в копеечку. Не говоря уже о необходимости тотальной уборки после каждой санобработки. «Вишенкой» на торте стал вызов женщины в школу на душевную беседу с психологом, которая приняла за чистую монету рассказы подростка о жестокости мамы. Жалоба последовала после отказа матери финансировать ее поездку на молодежную тусу за две тысячи километров, причем с малознакомыми парнями.   

— Мне в ее возрасте от родителей ремнем попадало только за то, что я не туда положила свои вещи. О том, чтобы огрызаться на замечания взрослых, и речи не было. Тогда я обижалась на родителей. И дочек воспитывала как друг. А сейчас думаю, может, не так уж плохи были их методы воспитания? Вот я пальцем не тронула свою дочь, а она мне такой цирк выдает. Ведет себя как мой враг! Глядя на сестру, младшая дочь тоже начала дерзить, — пояснила причину своего желания выдворить детей из своего дома сразу же после их совершеннолетия женщина.

По поводу пользы «ременного» воспитания, наверное, уставшая мама погорячилась. Но вот в том, что сейчас понятия прав детей трактуется ими самими как вседозволенность и абонемент на безлимитное обслуживание со стороны родителей, верно. На этом фоне присущий всегда подростковому возрасту нигилизм преобразуется в озлобленные претензии ко всему миру. И главная проблема, которая получается от такого подхода, не в том, что родителям уже тяжело нести эту ношу. А в том, что ребенок, который привык не напрягаться и быть только объектом заботы, в социуме сталкивается с себе подобными. С такими же подростками, которые не понимают, что их свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Возникают столкновения интересов, которые порой заканчиваются очень плачевно — вплоть до агрессивной атаки на сверстников.

Как избежать такого расклада? На мой взгляд, одним из прекрасных способов воспитания нормального человека, не зацикленного только на себе, является вовлечение подростков в волонтерство. Когда растущий человек начинает помогать тем, кто слабее его, тем, кто более обездолен, начинает развиваться и его душа. Ему становиться интереснее жить. Он меньше зависит от оценки сверстников. У него вырабатываются более серьезные ориентиры в жизни. Но для такого оптимистичного сценария мало усилий только со стороны школы. Нужна поддержка родителей. Или хотя бы отсутствие негативного отношения к «бесплатной работе».

На днях я разговаривала с мамой волонтера из Башкирии, который стал победителем премии «Мы вместе». Ее сын Реналь Хабиров получил грант на развитие проекта для детей с ОВЗ. Но выигрышу предшествовали четыре года работы в этом проекте. То есть каждую субботу, из года в год, подросток вместе со своими сверстниками вместо развлечений и зависания в гаджетах занимался с не совсем здоровыми детьми. На расходные материалы для занятий чаще всего тратился сам Реналь и его родители.  

«Вас никогда не смущало, что сын тратит не только время, но и деньги на чужих детей?», — спросила я у мамы троих детей (Реналь — ее средний сын).

«Разве плохо, если наш сын вырастет великодушным и чувствующим себя сильным мужчиной, который привык заботиться о слабых? Если он сможет найти себя и станет счастливым?» — ответила вопросом на вопрос женщина.
Спорить с такой мудрой позицией сложно. И вряд ли в такой семье встанет вопрос выдворения детей из дома в 18 лет. Скорее, они сами твердо «встанут на крыло» и улетят в свою жизнь.  

Читайте нас в