Все новости
Мнение
27 Декабря 2022, 08:00

В Башкирии помогают СВО и считают деньги спонсоров

Эмиль Мусин
Журналист

Еженедельно со всей Башкирии в зону специальной военной операции отправляются гуманитарные конвои. Студенты колледжей собирают средства на медикаменты.

Бабушки ищут по селам и моют шерсть, а потом вяжут из нее специальные военные варежки, пригодные для стрельбы.

Предприниматели скупают на оптовых базах по 100 комплектов нижнего белья (на всю роту, где служат их друзья и родные) и передают волонтерам. Журналисты, учителя и врачи отщипывают от своих зарплат по 2-3 тысячи рублей и переводят на гуманитарные спецсчета. Добровольно.

Житель Туймазов Фидан Мухаметшин, у которого есть две промышленные швейные машины, ежедневно шьет хобы. Это такие туристические коврики, которые крепятся на бедрах и благодаря им можно сидеть прямо на снегу. Каждый день он шьет примерно по 130 штук, как раз на одну роту. Материал закупает. Его никто не просил. Просто парень служил в армии срочную и знает, что это такое.

Еще один офицер, военный снабженец, благодаря связям в Туймазинском районе, буквально упаковал свое артиллерийское подразделение маскхалатами, саперными лопатками, современными рациями, тентами для пушек, дровами и продуктами. Все это по его просьбе закупили или сшили производственники Туймазов. Туймазинское сельхозпредприятие, в котором он работал заместителем директора, купило и отправило на Украину миниэкскаватор для рытья окопов. Проще говоря, человек может достать все, что угодно. За такие способности командира-артиллериста назначили на майорскую должность «зам по тылу», присвоили внеочередное звание и наградили отпуском. Он приехал в Туймазы и встретился со мной, но поговорить толком было некогда. Он продолжал доставать товары и продовольствие.

— У вас даже саперных лопаток нет? — спросил я.

— Конечно, есть. И рации тоже есть, и еда, но понимаешь, на войне ничего лишнего не бывает. Если я могу сделать так, чтобы пацанам служилось комфортнее, почему бы и нет?

Много спонсоров СВО отказываются от интервью. Отказываются от любой публичности касательно своей помощи российским солдатам, которые сейчас выковыривают укронацистов и западных наемников из их нор и гибнут, и страдают от ранений. Вот об этом подробнее.

На вопрос: «Почему скрываете?» ИП, руководители ООО говорят:

— Ну... Вы же знаете наших людей?

— Знаю, они все-таки разные. Есть те, кто понимают, что идет война с ними же, с их страной. И ведут ее они же: лейтенанты-ветеринары, рядовые-рабочие, технологи, врачи. Кто-то в окопах, другие – на своих местах...

— Все не так просто, — ответил мне один из производственников. — Они сразу начинают считать деньги в моем кармане, понимаете? Будто это их деньги. Они даже не задумываются, что я иду на жертву, вынимаю из производственного оборота миллион. Говорят, мол, наворовал, теперь откупается. В провинциях Башкирии слово «бизнесмен» до сих пор синоним «вору».

Что же это за привычка дурная, проводить калькуляцию гуманитарной помощи? Проецировать поддержку тех, кто в любой момент может погибнуть, на размер заработка? Кликушество в соцсетях, поддерживаемое укронацистскими ботами, цветет пышным цветом.

И, к сожалению, возмущаются поддержкой Донбасса те, кого нельзя назвать живущими за чертой бедности. У них бизнесы, неплохие должности, иномарки, и дети пристроены.

Нет, это не бабушки, вяжущие носки для бойцов,— «зомби», а вот такие люди, распираемые некомпенсированными амбициями, проблемами с ЖКТ, запоями, неприкрытым презрением к своей стране. Почему им даже в голову не приходит: что будет с ними, их доходами и планами, если запад раздавит Россию, задушит, снова обложит данью. Кто и где их ждет?

Читайте нас в