Все новости
Мнение
4 Октября , 08:00

О 20-летних бизнесменах Башкирии

ИА «Башинформ».
Фото:ИА «Башинформ».
Эмиль Мусин
Журналист

Ежемесячно в репортерской практике я встречаюсь с 19-20-летними туймазинскими юристами, учителями (по диплому), создавшими свой бизнес. Это поразительные ребята, совершенно не затронутые тленом интернет-гламура, алкоголя или наркоты. Это поколение надежды, создающее рабочие места в токсичной среде.

Я не успокоюсь и буду писать о невостребованности выпускников педагогических и юридических колледжей. Первым предлагают унизительно низкую зарплату, вторых просто не берут без опыта и стажа. Очевидно, государство считает — молодого учителя пять лет должны кормить родители, чтобы в течение этого времени он вышел на заработок в 30 тысяч рублей.

Но так не бывает. Подавляющее большинство гуманитариев зашвыривают свои дипломы на полку и начинают учиться заново тому, что приносит деньги.
Некоторые из молодых бизнесменов даже посетили бессмысленные бизнес-коуч-курсы, где не учат самому главному: методологии расчета рыночной ниши, грамотному выбору ОКВЭДов, секретам успеха при участии в муниципальных торгах.

Обычные сельские ребята идут наощупь, методом проб и ошибок, без стартового капитала, знаний, связей, часть — из неполных семей.

Один из них — король туймазинского фастфуда Ильнур Хуснутдинов. На аренду и оборудование своей первой пиццерии взял 140 тысяч рублей у матери в 19 (!) лет. Сейчас у него сеть закусочных и бизнес по доставке ингредиентов фастфуда по нескольким регионам. Уже пять лет его сеть работает, как часы.

Данил Галиев из Старых Туймазов после педколледжа нашёл в лесу пчелиный рой, на последнюю стипендию купил улей и завел пасеку. Деревянные ульи впитывали влагу, а значит, бактерии, грибок. Пчелы болели. 20-летний Данил нашёл технологию, сырье, освоил выпуск пенополиуретановых ульев (на них вся Канада сидит). Болезни пчел прекратились, медосбор увеличился на 40 процентов. Теперь пчеловоды старой школы, подшучивавшие над парнем, выстроились к нему в очередь за ульями. Люблю такие насмешки судьбы. Кроме того, это уже 4-й выпускник педколледжа за год, ставший фермером, так не пора ли сразу их выпускать вместо учителей и экономистов.

Рим Фазлиахметов в 23 года арендовал полуразвалившийся коровник в селе Сайраново Туймазинского района. На первый инкубатор занял денег у приятеля. Сейчас за сезон его предприятие выращивает 80 тысяч суточных гусят, 40 тысяч мулардов и 10 тысяч бройлеров. Со всем производством справляются восемь человек. У Рима крепкая птицефабрика, выдержавшая и пандемию, и санкции. Есть филиалы (разделка, цех полуфабрикатов). Сельчане выбрали его председателем потребкооператива, который, бог даст, скоро заработает. А значит, и сельчане заработают.

Я не ради пафоса о «поколении надежды». Эти парни создают рабочие места, пополняют бюджет, по их словам, молодых бизнесменов никто не прессует. Правда, напрягают бюрократические процедуры по оформлению земли и недвижимости для производства, странные конкурсы госзакупок, но к этому они научились относиться, как к жаре или дождю.

Я заметил у них общую черту. Они абсолютно аполитичны. Я не слышал от них претензии к правительству, они не расставляют весь мир по местам, как это свойственно молодости, а принимают его таким, какой он есть. Не скулят и не куксятся, когда их надувают (и такое бывает). Амбиций, конечно, выше крыши, но спрятаны они глубоко внутри. Что самое важное, такие парни позитивны, энергичны, открыты людям, по возможности, помогают им.

Главы сельских поселений спят и видят таких ребят в местных депутатах, но, повторюсь, политику молодые бизнесмены обходят стороной.
Хорошо это или плохо, не знаю. Возможно такое отношение к ней из-за несбыточных популистских обещаний, которые надавали политиканы за последние годы. К тому же репутация многих политических институтов, партий изрядно подмочена.

И еще, по признанию молодых бизнесменов, создать подобные предприятия в мегаполисах, в Уфе и даже рядом с ней было бы просто невозможно (многие пытались): мощная конкуренция, нереальная дороговизна помещений и коррупция, куда же без нее. Это все, что надо знать о нашей «загнивающей башкирской глубинке» — провинции перспектив и возможностей для упорных и терпеливых.

Читайте нас в