Все новости
Мнение
24 Июня , 10:00

В Башкирии разборки с жалобщиками уходят в прошлое

Васили Саитовой.
Фото:Васили Саитовой.
Ляля Латыпова
Журналист

— Кто прислал эти фотографии?! Я требую назвать имя и адрес! — бушевал человек на том конце телефонной связи. Вот так началось для меня одно сентябрьское утро чуть больше десяти лет назад. Моим гневливым собеседником был тогдашний градоначальник.

Причиной агрессии в сторону журналистов стала публикация снимков в нашей газете под рубрикой «Фотофакт». После нее прокуратура оштрафовала начальника на солидную сумму.

Фото нам прислала жительница города, которая запечатлела тот момент, когда строительная фирма, разбиравшая аварийный дом, выгружала обломки строительного мусора вплотную к частному сектору города. Таким образом, за три дня образовалась несанкционированная свалка приличных размеров.

Поначалу очевидица позвонила в отдел благоустройства, подчинявшийся градоначальнику. Там ее лениво отфутболили. Тогда она пришла в редакцию. Наша попытка наладить контакт с отделом благоустройства тоже оказалась безуспешной. Нам ответили что-то вроде «ничего не можем поделать, и вы нам ничего не сможете сделать». Доложили главреду о нашей эпопее, и шеф дал отмашку: «Публикуем фото как есть, без комментариев».

Поэтому, когда позвонил разъяренный градоначальник, мы спокойно рассказали ему, как его подчиненные футболят людей с их обращениями, заодно напомнили, что имена наших источников сотрудники СМИ обязаны разглашать лишь по решению суда. После этой истории обратная связь с оштрафованным чиновником стала более оперативной и конструктивной. Но подобный же шквал недовольства мы получали от других должностных лиц, например, из-за рейда по селам по поводу уличного освещения.

Все эти ситуации воскресли в памяти на днях, когда мы с группой коллег из других районов и городов попали на экскурсию в ЦУР Башкортостана.

В районке я работаю с темами ЖКХ, местного самоуправления, медицины, экологии — самыми актуальными для населения. Поэтому было очень интересно ознакомиться с «кухней» работы ЦУР, особенно — алгоритмом работы системы «Инцидент-менеджмент».

Тогда-то я и подумала: «Хорошо, что теперь никому из ответственных лиц и в голову не придет вместо того, чтобы решать проблему, обозначенную простым гражданином, устраивать разборки с ним самим. И никто ему не позволит «замыливать» проблему. Впрочем, и жалобщику не удастся насолить какому-то чиновнику или начальнику, наклепав необоснованную жалобу, — система расставит все по местам.

Да и журналистам работать теперь проще. Нет, работы меньше не стало, поскольку граждане более активно обращаются с проблемами во все инстанции, не обходя и нас стороной. Зато обратная связь с должностными лицами и организациями теперь гораздо оперативнее и конструктивнее. Те инстанции, что раньше в лучшем случае отвечали через пару недель, откликаются в считанные дни, а то и часы, например, те же УДХ, «Башавтотранс».

Понятно, что на изменения повлияло и то, что сейчас во многих местах сидят люди совсем иного склада, нежели лет 10 назад. Но и цифровизация повседневной жизни сыграла значительную роль. Конечно, было бы лучше, если бы причин для жалоб у людей не возникало вообще. Если бы, например, дороги были без «дырок» и снежных завалов. Но это — в идеале, к которому идти еще долго.

Читайте нас в