Все новости
Мнение
12 Апреля , 08:00

В Уфе мир не будет прежним

Васили Саитовой.
Фото:Васили Саитовой.
Эмиль Мусин
Журналист

Из-за спецоперации на Украине и санкций пользователи соцсетей Уфы начали испытывать страдания, растерянность и гнев. До стадии принятия пока не дошло. Отключились некоторые зарубежные сервисы в интернете. Перестали обновляться специализированные программы, подорожали заправка картриджей и бумага для принтеров. Отменена монетизация в американских соцсетях. Как дальше жить, Карл. «Уфа больше не будет прежней».

А как мы жили, вернее, выживали в 90-х? На темных улицах, в подъездах, усыпанных наркоманскими шприцами, куда заходить-то было страшно. Без наличных денег и нормальных зарплат, при рэкете на дорогах и не только. В беспросветной нищете и безнадеге. На моих глазах медленно умирали четыре завода-гиганта союзного значения в Туймазах. А люди прямо на проспекте Ленина продавали свой потертый скарб: топорики, радиолы, старые валенки. Никакого интернета и программы реагирования «Инцидент», внедренной в Башкирии Радием Хабировым. Только группы отфутболенных отовсюду пенсионеров в редакциях и репортеры, пытающиеся хоть как-то достучаться до управленцев.

Я помню «зурначальников», отвечавших мне, репортеру госСМИ, циничным хамством по телефону. Сейчас такой человек стал бы для меня и моих коллег темой. 

Простейшие вопросы предприниматели с трудом решали через Уфу и Москву при помощи бакшиша. Беспредел и воровство в армии. Две чеченские кампании, позорный хасавюртовский мир под заботливым взглядом английских спецслужб. 

Как мы выжили тогда и даже окрепли. Ведь по условиям кредитования МВФ 70 процентов всех наших нефтегазовых доходов отправлялось к тем, кто сейчас объявил всех россиян вне закона. Будете смеяться, но сейчас многие молодые уфимцы уверены, что Россия просто обязана стать покладистой.

Запад многих влюбил в себя через рок-н-ролл, свободу, открытые возможности и социальные лифты. А пока мы балдели от Стинга, США подстроили весь мир под англосаксонскую модель: МОК, ВОЗ, МВФ, Гаагский суд, куда гегемон вытаскивал лидеров чужих, разрушенных стран, а потом пафосно умертвлял их. 

— А чтобы сказал Джон Ленон насчет операции на Украине? —спросил меня один парень.

— Ничего. Скорее всего, он бы сидел в тюрьме Райкерс. Потому что был против войн, которая вела в том числе и его страна. Каждое его слово и шаг просеивало ФБР. Я думаю, что он бы не промолчал, когда США перемешали с бетоном 400 тысяч жителей Югославии. Скорее всего, Ленон внезапно умер бы от «сердечной недостаточности» или в результате автокатастрофы.

— А Макаревич...

— Его позиция ущербно субьективна. Если ты против войн, выступай против всех мировых конфликтов (150 из них развязал Запад).

А знаете, для кого Уфа осталась прежней, как и весь остальной мир? Для стерлитамакцев, кармаскалинцев, туймазинцев, илишевцев. Уфа даже не задумывается, что Башкирия почти на 48 процентов состоит из них. Фермеров, учителей, котельщиков, врачей, продавцов и пекарей. Я общаюсь с этими людьми каждый день. Некоторые уфимские деятели с определенной долей снобизма называют таких «глубинным народом», «ватниками». Поверьте, это лучшие люди, не рефлексирующие, умелые, выносливые, трудолюбивые, собирающие деньги и одежду для погорельцев, не отравленные гламуром и фейками, не изнывающие от безделья в соцсетях.

На выбор их кумиров повлиять почти невозможно. Они четко знают, где их Родина, почему она одна и важна. Их маяки и авторитеты те, кто спас ее и поднял из руин. Они знают, в каких страшных условиях делалось это.

Их кумиры — рядышком, в рощице или на пригорках, под обелисками или мемориальными плитами. Старшины и рядовые, капитаны, военврачи и труженики тыла. У их потомков, нынешних «глубинных людей», ни на минуту не возникло сомнений, как надо поступать с нацистами. Многим жителям Башкирии не надо выздоравливать от «нежной» любви к Западу, хотя и в заграницах многие бывали. Почему? Вот что говорит механизатор из района:

— Мне дед рассказывал, как на пересыльной железнодорожной станции вместе с пленными немцами он распределял по железнодорожным составам румын, чехов, французов, венгров, финнов. Кроме американцев и англичан, была представлена вся Европа. Шли в ряды Вермахта добровольцами. Немцы изначально считали иностранцев так себе солдатами. Затыкали дыры на фронте или гнали на убой под пулеметы, а те сдавались при первой возможности. Так что у нас, дарвинцев (деревня Дарвино, Туймазинский район — прим. автора), никогда не было иллюзий, кто, как и зачем «дружит» с Россией со времен Наполеона.

Читайте нас в