Все новости
Мнение
12 Октября , 10:06

Расстрел в Перми изменил порядок эвакуации в Башкирии

Эмиль Мусин
Журналист

После расстрела студентов в Перми в учебные заведения Башкирии поступили новые инструкции о действиях в случае вооруженного теракта. Первыми их получили и уже опробовали на практике преподаватели Основ безопасности жизнедеятельности в школах республики.

Мы попросили рассказать об этом преподавателя ОБЖ одной из башкирских школ Венера Гумерова. Он обучает школьников навыкам безопасности уже 19 лет и дважды становился учителем года туймазинского района.

— Сначала расстрел детей в Казани, потом — в Перми, изменилось ли что-то в преподавании ОБЖ в Башкирии? Или большую часть этого предмета занимает строевая подготовка и разборка автоматов Калашникова. Родителей очень волнует, как обучают детей действиям в экстренных ситуациях.

— Эти две трагедии фактически изменили правила безопасности в учебных заведениях Башкирии. Раньше во время вооруженного нападения учащиеся должны были его покинуть. Однако недавно руководители школ получили новое указание. Если в учебное заведение врывается вооружённый террорист, надо подать особый сигнал, закрыть и забаррикадировать двери, затем ждать прибытия полиции. Помните, в Перми один из профессоров закрыл дверь и продолжил урок, а в это время на нижних этажах началась паника, студенты серьезно травмировались, выпрыгивая из окон. Кстати, дверь была железная и прострелить ее из ружья трудно, второй нюанс — кабинет находился на пятом этаже. Выпускать студентов в коридор было категорически нельзя. Ведь они стали бы легкими мишенями для террориста.

Грех было бы не извлечь урок из этой жизненной драмы. Конечно, споры среди педагогов о действиях профессора еще продолжаются, но большинство моих коллег считает, что он поступил правильно. Что касается милитаризованного уклона в ОБЖ: строевой и разборки оружия. Все это едва ли занимает 30 процентов от всей комплексной программы обучения. Она, кстати, состоит из целого ряда разделов. Таких как «Безопасность личности», «Здоровый образ жизни и медицинские знания». Помните, как в соцсетях произвели шок видеоэксперименты, в которых подавляющее большинство подростков, поддавшись на посулы незнакомых, к счастью, психологов, садились с ними в машину и уезжали. Вот такие опасные ситуации мы моделируем прямо в городском парке.

ОБЖ начинается с восьмого класса, но родителям о личной безопасности надо говорить с детьми гораздо раньше. Ведь подростки зачастую растут в тепличных условиях, сильно зависят от влияния соцсетей. Им не хватает стремления к освоению жизненных навыков, самостоятельности. Есть решения, которые принимать надо моментально. Приведу пример. Недавно возле Центрального парка я заметил группу людей, что-то рассматривающих в траве. Несколько взрослых женщин и десятиклассников. Мне стало интересно, и я подошел к ним. На газоне лежал мужчина. Его пульс едва прощупывался.

— Почему же вы стоите, — спрашиваю. — Человек же может умереть. Но, видимо, для них это были три минуты волнующего шоу. К мужчине никто даже не прикоснулся, не позвонил в «скорую помощь». А ведь по крайней мере, старшеклассники четко знали, что в таких ситуациях делать.

«Сегодня вы не вызвали неотложку, а завтра и над вами склонятся нерешительные люди», — говорю я на уроках, приводя в пример подобные ситуации. Безопасность — это и личная ответственность, и коллективные усилия, и реальная практика. — С каким багажом практических навыков поведения в экстренных ситуациях выпускники покидают стены школы? — Мы проводим учебную эвакуацию при теракте, пожарах. Стреляем в тире. На тренажерах-манекенах отрабатываем осуществление искусственного дыхания. В школах проводятся месячники по ОБЖ, на которых дети учатся навыкам обращения с автоматами, противогазами. На олимпиадах по ОБЖ половина заданий касается практических действий, в том числе, безопасного спасения тонущего человека. Много полезного старшеклассники осваивают и на военных сборах.