Все новости
Мнение
21 Сентября , 08:00

Пчеловоды Башкирии не хотят спасать своих пчел

Фото: Fb, личная страница Андрея Назарова.
Эмиль Мусин
Журналист
Нынешним летом из разных уголков Башкирии доносились вести о гибели пчёл: «Опрыскали гречиху, 20 ульев опустели», «В омшаник пустые улья поставлю, все пчелы погибли прямо во время большого взятка, остался без меда и крылатых работниц».
Почему гибнут пчёлы? Потому что пчеловодов в Башкирии даже сосчитать невозможно. Они Робинзоны, держащие пасеки в лесах и возле сельхозполей, не состоящие в ассоциациях, не имеющие ветеринарные паспорта пасек, не зарегистрированные в качестве ИП, бог с ним, даже как ЛПХ в сельсоветах не числятся. Каким образом директора агрофирм должны узнать об их существовании. Аграрии берут справки в отделах сельского хозяйства местных администраций, сообщают им о предстоящей химобработке полей, дают объявления в местные СМИ, иногда — в паблики местных сообществ.
Вы думаете Робинзоны читают это все? Нет. Смогут взыскать ущерб от гибели пчелиного поголовья? Никогда, ведь официально и их самих нет.
Зато сколько гнева, когда у них гибнет часть пчелосемей, сколько обид из-за того, что торговые сети не хотят продавать их мед, непроверенный на антибиотики. Клещ вароа тоже не спит, а с ним борются при помощи медикаментов. А их содержание надо проверять. Но это морока. Про евростандарты Робинзоны даже не слыхали.
Жаль пчеловодов, страдающих синдромом выученной беспомощности. И мёд у многих настоящий, есть многолетние партнёры.
Общаясь с пчеловодами каждое лето, я заметил, что у молодых пасечников нет проблем с гибелью пчёл. Они грамотнее, состоят в научно-практических сообществах. Пасеку воспринимают как бизнес. Системно меняют маток, в основном, берут породы среднерусской пчелы и бакфаст. К их числу относятся Минур Ихиянов и Рафаэль Хабибуллин, которые держат пасеки возле деревни Балагач-Куль Туймазинского района.
— Минур получает мононофлёрные виды продукта: майский мёд (ранний), падевый (от выделений из листьев деревьев), липовый или гречишный в период цветения этих растений, — говорит Рафаэль. — У меня же он смешанный. Потому что перекачку осуществляю в конце сезона, в августе. Кстати, по отзывам клиентов, это придаёт своеобразный вкус мёду. К тому же, если его часто не забирать, пчелосемьи успевают развиться, хорошо зимуют. Помню, в один год из-за нозиматоза (кишечное заболевание) у меня вымерла половина пчелосемей. Причина — недоразвитость и недостаточное количество корма. В другой раз я проморгал разроение. В ульях оказалось несколько семей, которые съели весь мёд. Надо было вовремя добавить дополнительные улья с рамками. В общем, я допустил типичные ошибки новичков. Поэтому так важна учёба у профессионалов.
Но гибели пчёл мы уже пять лет не допускаем.
— Рядом с нашим участком поля одного СПК, — продолжил Хабибуллин. — Года два назад деятельность аграриев нас не беспокоила. Ведь радиус медосбора пчёл — три километра. Однако в последнее время сельхозпроизводители начали распахивать неиспользуемые участки возле нашей пасеки. Мы узнали, что рядом с нами посадят рапс, который невозможно вырастить без химизации. О сроках её проведения аграрии должны предупреждать пчеловодов. Но для начала надо хотя бы знать, что мы есть. Мы решили действовать на упреждение. Отправились в хозяйство, оставили свои контакты агроному Валентине Халитовой и попросили её предупреждать о начале опрыскивания полей ядохимикатами.
Приходилось убеждать. Но агроном понимала, что качественное опыление растений значительно повышает их урожайность. В результате обработка полей с гречихой по нашей просьбе была проведена до её цветения. Пчёлы не пострадали и получили много нектара, а кооператив скоро соберёт хороший урожай.
Санитарно-ветеринарные паспорта пасек, взаимодействие с надзорными органами позволят нам доказать в суде ущерб от замора пчёл из-за химикатов. Но есть уверенность, что ссориться с аграриями мы не будем.
Немало и других молодых пасечников, считающих, что их пчелы — это их дело, а не руководителей агрофирм. Это — кочующие пчеловоды подвозят улья на прицепах, прямо к гречихе и посадкам подсолнечника. Они на прямой связи с агрономами и директорами сельхозкооперативов.
А теперь невероятное для кустарей-пчеловодов. Представляете, эти поля опрыскивают химикатами, и у кочевников не гибнут пчелы и анализы мёда в порядке. Поэтому у них забирают продукт крупные поставщики и отправляют его в торговые сети. А теперь самое невероятное!!! Эти странные пчеловоды знают даже про испытания, которые проводят геофизики (на пчелах это тоже отражается). В общем, никакого воя касательно мироедов-агрокапиталистов и хайпа. Скучно. Просто грамотный бизнес.