Все новости
Мнение
19 Августа , 08:00

Как в уфимской Архиерейке убили архиерея и разрушили храм

Одна из первых цветных фотографий Уфы. С.М. Прокудин-Горский. Всехсвятская церковь. 1910 год.
Павел Егоров
Историк Уфы
Сто лет назад, 18 августа 1921 года, после вечернего богослужения, был убит уфимский епископ Симон (Шлеёв). Отслужив канун празднику Преображения, архиерей стал спускаться по крутому спуску в околоток Архиерейку, который издавна так назывался от стоящего на горе огромного двухэтажного Архиерейского Дома, бывшей резиденции уфимских первосвященников. Так как Архиерейский Дом уже был отобран большевиками, управляющий епархией ютился в причтовом (приходском) доме ближайшей Всехвятской церкви. От Воскресенского кафедрального собора идти туда чуть более 200 метров. Эти 210 шагов навстречу своей гибели епископ проделал уже в сумерках. Заслышав приближение людей, прятавшиеся в доме убийцы в кожанках выскочили на крыльцо и открыли пальбу в упор. Их целью был архиерей Симон, поэтому никого из окружающих верующих они не тронули. Воспользовавшись суматохой, убийцы побежали вниз к реке Белой, прыгнули в поджидавшую лодку и были таковы.
Многое повидали уфимцы за годы гражданской войны: пять переходов города из рук и руки, Уфимскую директорию, захват заложников, красный и белый террор, бомбардировку и штурм города чапаевцами, массовый исход граждан с колчаковцами, крестные ходы и демонстрации, расстрел соборного настоятеля о. Евграфа Еварестова и многое иное. Но главу Уфимской епархии здесь убили впервые. В злодействе рядовые горожане сразу обвинили советскую власть, а советская власть — обычных грабителей. Интересно, что во время разбойного нападения из всехсвятского причтового дома ничего особенного украдено не было. Да и нечего было воровать у несчастного, ютившегося в чужом доме опального епископа. На следующий после праздника Преображения день большая толпа горожан, охваченная порывом небывалой смелости и гражданственности, собралась у здания городской милиции и митинговала: «Зачем убили нашего Владыку?!» (Ну чем не Куштау?) Чтобы успокоить народные массы, тут же нашли стрелочников, двух «во всём сознавшихся» бандитов, скоренько судили и быстренько их расстреляли.
Судьба и мёртвого епископа Симона была несчастной. Его похоронили в Воскресенском кафедральном соборе. Через 11 лет, накануне взрыва собора останки его выкопали и велели захоронить на Сергиевском кладбище. Однако при вскрытии могилы в 2000 году (после канонизации в 1999-м в лике святых) мощей не нашли. Строились разные догадки, но о них в другой раз.
Что же это была за Всехсвятская церковь, около которой пролил свою мученическую кровь епископ Симон Шлеёв? В центре околотка Архиерейки, на спуске к Белой, в 1897 году была построена маленькая архитектурная доминанта — Всехсвятская церковь в Дубнячках, возведена она по мысли и по благословению выдающегося российского православного деятеля епископа Иустина (Полянского). Всехсвятская церковь запечатлена на многих фотографиях мастеров уфимской светописи: С.М. Прокудина-Горского, А.А. Зираха, С.А. Стивы и иных. Она была своеобразной визитной карточкой, открыточным символом южного склона Уфимского полуострова.
Много я собрал воспоминаний об уфимских храмах. Дошла очередь и до Всехсвятского. Старейшая уфимка, участница Великой Отечественной войны Чичерова Вера Семёновна 1921 г.р. поведала мне следующее.
«Во Всехсвятской церкви мы были сколько раз. Если подниматься от Белой, там улица тянулась вверх и упиралась в церковь, и раздваивалась, то есть расходилась, на площадке стояла церковь. Церковь можно было объехать и слева, и справа, она в середине стояла. А за церковью была площадь, на ней располагались поповский дом и другие дома. У тёти Лидии сестра замуж выходила, их там венчали в этой церкви. Мы невесте платьице, фату держали, беленькие платьишки нам надели…»
Она переводит дух, собирается с мыслями, я не мешаю. «Улицы [Местных Дубнячков] как таковой не было, там церковь стояла — и через дорогу поповский дом стоял напротив, чёрный такой, поповский дом хорошо помню [так в простонародье именовали причтовый]. Уже библиотека была в поповском доме. Ёлку там всегда устраивали для детей архиерейских [жителей Архиерейки] в поповском доме, я тоже туда ходила, нам давали кульки с гостинцами…» Тут я перебиваю старушку: «Стоял ли ещё при вас перед поповским домом памятный крест? Ведь здесь в 1921 году убили епископа Симона?» Подумала и твёрдо ответила: «Не помню креста». Значит недолго он простоял.
Несмотря на свои почти сто лет (исполнится осенью), было удивительно, с какой живостью она вспоминает события своего далёкого детства. Мне казалось, что я никогда не встречу свидетелей гибели этой малоизвестной, но сильно заметной по фотографиям градо-уфимской церкви. И вот свёл «случай — Бог изобретатель» как будто нарочно за три месяца до столетнего юбилея. Вера Семёновна продолжает и постепенно доходит до самого главного.
«Там большой косогор был и овраги глубокие. А мы, дети, игрушки там делали из глины, корзиночки и прочее около церкви в Дубнячках. Дети играли — кто-то там же и лепил, кто-то домой брал…» Тут голос её задрожал: «А потом детей придавило ведь там! Перед церковью, если смотреть от реки, подкапывали глину, прямо из-под церквы глину выковыривали, ниже церкви. Всё время глину оттуда брали простые жители, говорили, там какая-то особенно хорошая глина была, большой карьер такой сделали. И дошли до церкви. А дети там играли и играли. А здесь обвалилось – и детей придавило, их много, человек пять было! Обрушилось прямо там, где церковь стояла. Церковь даже наклонилась! Её потом разрушили, убрали её вообще».
Фотография сделана А.А. Зирахом из-за Белой. Всехсвятская церковь справа, Воскресенский собор выглядывает из-за склона слева. Видно, как сильно подрыты склоны Архиерейки предприимчивыми глинокопателями.
Какой же это был год обвала? То, что церковь сия исчезла довольно внезапно, меня удивляло 30 лет, и вот она — отгадка, как на ладони, в случайном рассказе случайной встречи. Последний раз Всехсвятская церковь упоминается среди действующих храмов Уфы в 1933 году. Очевидно, эта трагедия именно тогда и произошла. Ну ладно, местные жители были несознательными, глупыми, рубили сук, на котором сидели, полагая, что от их ведёрка, или даже тачки выбранной глины ничего страшного не случится. Но где были городские власти? Где была их жёсткая советская тоталитарность, которая бы запретила подрывать склон, разрушать город? Понятно, что они, как всегда, были озабочены другими проблемами, иными «глобальными задачами». Один нераскаянный, неосознанный грех неизбежно порождает вереницу следующих.
На грустной ноте хотелось бы закончить о печальном юбилее. Но в письмах 2013 году от имени общественного движения «Архзащита Уфы» тогдашнему мэру Уфы есть такие слова: «От имени православных жителей города Уфы (…) и многих уфимцев обращаемся к Вам по вопросу сохранения культурного наследия нашего города. Ныне идёт реконструкция южного склона города — Архиерейки. В центре этого исторического района в 1897-1933 гг. располагалась локальная архитектурная доминанта — Всехсвятская церковь в Дубнячках. Её фундамент сохранился и поныне. В связи с угрозой потери места Всехсвятской церкви при застройке склона Архиерейки новыми домами, просим Вас учесть возможность её восстановления, зарезервировать исторический участок для будущего воссоздания здесь этого храма».
Надеемся, что в столетие одного из самых громких убийств в истории Уфы нынешний глава города Сергей Николаевич Греков прислушается к этим словам и Всехсвятский храм в Местных Дубнячках будет воссоздан на его историческом фундаменте.