Все новости
Мнение
1 Июня , 08:00

Подросткам Башкирии невозможно подработать

Фото Васили Саитовой.
Эмиль Мусин
Журналист
Как-то разбирались с коллегами-журналистами, можно ли подросткам временно трудоустроиться на лето. Обзвонили колл-центры, в частности регоператоров, там сказали, что консультанты должны хорошо разбираться в законодательстве и механизме обращения с коммунальными отходами. Обучать этому детей некому и некогда. Кроме того, несовершеннолетние вряд ли выдержат такой шквал негатива.
Есть специализированная госпрограмма, согласно которой чудом трудоустроившимся детям могут выплатить через центры занятости населения 3,5 тысячи рублей к их летнему заработку.
В прошлые годы школьники раздавали листовки, красили бордюры, стригли кусты и собирали мусор. Но в нынешнем году из бюджетов городов Башкирии исчезла такая статья расходов. Коронавирус! Немало ребят в лучшем случае будут бездельничать, в худшем — их потянет на «подвиги».
Прошу работодателей объяснить, почему они не принимают несовершеннолетних на подработку?
— Уф, это опять ты? — устало говорят в трубку руководители разных предприятий. — Без комментариев!
Владелец цеха полуфабрикатов сказал, правда, не для СМИ, что ему придется выделять специалиста для подготовки пакета документов, на который уйдет куча времени. К тому же он должен будет буквально пасти школьников, чтобы они не покалечились и не угробили половину продукции. О чем говорить, если взрослые калечатся.
Так, в прошлом году только в Туймазинском районе на производстве погибли четыре человека, зафиксировано более 20 несчастных случаев.
В прошлые годы этот бизнесмен брал школьников на подработку, но как только они приступали к лепке пельменей, в цехе появлялись проверяющие. Кончалось это все повышением внутричерепного давления и штрафами.
Но ведь было все не так. В 80-х годах, будучи 15-летним подростком, я летом работал на железнодорожной перевалочной базе, грузил цемент, чугунные ванны, кирпич. Причём мы с одноклассниками работали с уголовниками на «химии», время от времени нас навещал мастер. Никто не покалечился. Все школьники купили себе магнитофоны и гитары. Мои одноклассники работали по всему городу. Все были живы-здоровы, знали цену каждой трудовой копейки. Но что изменилось?
Государство окутало нас такой надзорно-репрессивной заботой, что подросток на производстве стал тихим кошмаром для любого работодателя. Увы, государственные мужи не видят прямой связи между расходами на содержание колоний для несовершеннолетних и невозможностью их трудоустроить.
Конечно же, никто не поставит школьника на компьютеризированный конвейер, но красить заборы, косить, белить или полоть они вполне в состоянии.
Известный в Башкирии блогер и по совместительству директор Туймазинского индустриального колледжа Олег Гайсин договорился с руководителем цеха по производству брусчатки о прохождении его студентами производственной практики. Но то студенты, а не дети, да и сам Олег очень пробивной. Большинству педагогов не под силу пробить толщу бюрократических стен.
Еще несколько студентов ссузов пройдут практику поварами на туймазинских турбазах. И на этом все.
Идеи великого Макаренко, взятые на вооружение создателями израильских кибуцев, европейских, американских, японских общин, общественных фондов, на его родине похоронены чиновниками.
А ведь были в Туймазинском районе, в городе Октябрьском трудовые лагеря для подростков, склонных к правонарушениям, из неблагополучных семей, ежегодный лагерь «Юный спецназовец». Я неоднократно их посещал. Ребята успевали там подружиться, отлично проводили время, организовывая конкурсы, спортивные состязания, пели песни у костра. Все это исчезло. Что произошло? Энтузиасты этих начинаний устали биться с системой надзорной заботы о детях, выпрашивать деньги. Меня всегда бесило, что их святая миссия часто низведена в Башкирии до уровня попрошайничества.
Кроме того, произошёл сдвиг в ментальности в сторону патернализма.
Некоторые родители закатывают истерики директорам школ из-за того, что их дитя полило грядку на пришкольном участке. В какой счастливой стране мы живем. Она не дает детям осознать себя в социуме, стать его частью. Наши дети отданы без боя интернет-шаманам, парвеню виртуального гламура и цинизма.
Государство лишь ждёт, что сотни тысяч работодателей вдруг с перепугу начнут играть по его правилам, подставляя головы под удар. Нет ни одной дельной госпрограммы, интегрирующей детский труд в бизнес на постоянной основе, чтобы каждую весну работодатель знал, сколько детей будут у него работать, подготовил соответствующие рабочие места, документацию и за свои ответственность и хлопоты получил бы от государства копеечку, или льготу. А для себя застолбил будущих работников. Но нет. Пусть все остается как было.