Все новости
Мнение
11 Июля 2017, 11:53

Россия и США: лидеры всегда дружат, а толку нет

Коллаж Ларисы Ветлугиной.
Игорь Савельев
Писатель
Итак, это случилось: состоялась первая встреча Владимира Путина с Дональдом Трампом. Эпопея с «рукой Москвы», вмешавшейся в выборы президента США и едва ли не поставившей своего ставленника на высший пост (о чем по одну сторону Атлантики пишут с негодованием, по другую — с гордостью), раздулась за последние полгода до таких масштабов, что трудно увидеть берега. На пиковых моментах конгресс собирался объявлять новоизбранному президенту импичмент, а уволенный Трампом директор ФБР официально свидетельствовал против него. Беспрецедентная история. Неудивительно, что и в Кремле, и в Белом доме старались помалкивать, чтобы не дразнить гусей: даже официальные контакты второго/четвертого президента России и 45 президента США, типа телеграмм и звонков, были сведены к минимуму. Подозреваю даже, что в нынешней обстановке Трамп и Путин вообще предпочли бы и дальше избегать личного знакомства (особенно Трамп, которому эта кампания в прессе основательно треплет нервы, и это заметно). Но тут подошло время очередного саммита «большой двадцатки» в Гамбурге, и деваться было уже просто некуда.
Вокруг первой встречи этих людей ожидаемо развернулся такой ажиотаж, что разнообразных мемов по сети гуляет миллион. Собственно, самая первая встреча состоялась едва ли не на лестнице, под лестницей, где-то в толчее мировых лидеров. Камера МИДа Германии выхватила первое рукопожатие где-то на заднем плане, прячась за спинами других президентов и премьеров, чтобы тут же, ликуя, выдать этот ролик на официальный аккаунт в фейсбуке. Журналисты смаковали — кто первым подал руку, сколько секунд это длилось, кто потрогал кого за плечо и что кому сказал (пытались читать по губам, хотя едва ли это было что-то, кроме дежурного обмена мнениями о погоде в Гамбурге). Ведущие российские СМИ «запилили» по этому поводу ретроспективные фоторепортажи почти идентичного содержания: по крайней мере, эта идея синхронно пришла в голову РБК и «Коммерсанту». Что-то в духе «Первые встречи советских/российских и американских лидеров». Благо, фотохроника ТАСС детально запротоколировала всё со времен воспетого в кино Тегерана-43.
Отдельные нюансы этих встреч, как и взаимоотношений, известны и без этого — иногда в комичных деталях (вроде истории о том, как Брежнев почти случайно «влепил» Картеру свой фирменный поцелуй). Но сведенные воедино они производят довольно странное впечатление. Если задуматься, окажется, что личные отношения почти всех лидеров складывались чуть ли не дружески. Но это никак не повлияло на отношения двух стран, пребывающих, по большому счету, в состоянии 70-летней Холодной войны — с незначительными колебаниями температур.
Из всех советских лидеров самым — в таком контексте можно сказать «черствым» — был Сталин, но и он состоял с Рузвельтом во вполне дружелюбной по тону переписке. В полном виде она опубликована в 70-х: да, в основном это деловые письма, но встречаются и почти приятельские послания. Хрущев, посетив Америку в 1955 году, вполне сошелся с Эйзенхауэром, но настоящей его «любовью» стал Джон Кеннеди. Когда Леонид Парфенов пишет, что на официальной фотосессии Никита и Нина Хрущевы похожи на провинциальных родителей, которые ужасно гордятся своим «вышедшим в люди» сыном с невесткой (Жаклин), в этом ерничании есть рациональное зерно. Хрущев действительно рассказывал, что Кеннеди напоминает ему сына, погибшего на войне, а когда президент США был убит, «Правда» напечатала вполне искренние слова соболезнования Никиты Сергеича.
Леонид Ильич «застал» аж пятерых президентов США (впрочем, возможно, его рекорд еще будет побит). Едва ли не насчет каждого из них есть свидетельства о взаимной симпатии с Брежневым. Возможно, дело в самом генсеке, который любил шокировать иностранных лидеров внезапным амплуа «своего в доску парня»: очередного президента он сбивал с толку откровениями за стаканчиком виски о том, как «достали» его коллеги по политбюро, с которыми приходится считаться. Вслед за этим завязывалась традиция постоянного обмена подарками (машинами, в основном), совместных охот и т.д. Никсон вспоминал в мемуарах, что Брежнев оказался единственным мировым лидером, кто по-человечески посочувствовал ему с связи с импичментом. Религиозного Картера атеист-Брежнев с порога шокировал фразой «Джимми, если мы не договоримся (о сокращении ядерных вооружений — прим. авт.), Бог нам этого не простит»: тут и объятия начались. Что-то такое еще было с Фордом, который прилетал во Владивосток...
Андропов и Черненко были у руля так мимолетно, что даже и встретиться с Рейганом не успели, а вот его знакомство с Горбачевым (в 1985-м в Рейкьявике), как ни странно, поначалу не задалось. Зато потом последовали полтора десятилетия такой горячей дружбы, что тут и пересказывать незачем. «Друг Рональд», «друг Джордж» и, конечно же, «друг Билл» (памятная всем формулировка); «Горби», он же «Майкл», а затем и «Борис». Есть те, кто считает все это предательством национальных интересов, стоившим жизни СССР как государству, но много и тех, кто называет это большим прорывом: история рассудит. О том, что и как складывалось в XXI веке, я уже как-то писал в отдельной колонке «Путин и четыре президента США: очерк исторических сплетен». Как видите, я давно кормлюсь на этой теме.
Этот очерк за 70 лет был к тому, что на происходящее между СССР/Россией и США все эти дружеские объятия не влияли практически никак. Как-то параллельно шли и Карибский кризис, и бойкоты Олимпиад, и «охота на ведьм», и шпиономания, и паранойя на тему ядерной войны, и...
Так что наивно полагать, что все эти детали, которые сегодня смакует пресса — кто кого приобнял за плечо и сколько часов и минут длилась беседа сверх запланированного (Мелания Трамп заходила, чтобы напомнить мужу о времени, а Путин на час опоздал к премьеру Японии), — имеют какое-то значение. По крайней мере — какое-то влияние на реальную жизнь.
Автор:Игорь Савельев