Все новости
Мнение
8 Марта 2017, 09:00

Ода кондуктору со следами былой красоты

Фото Айгуль Султановой.
Фото Айгуль Султановой.
Илья Макаров
Журналист
Вот ты стоишь посреди автобуса.
В сиреневой вязаной шапке.
В тёмно-бурой куртке, в обрезанных перчатках — чтобы легче было принимать деньги. А также отсчитывать сдачу. А также выдавать билеты, будь они прокляты, эти билеты, вместе с пассажирами.
Ты оглядываешь салон — кто вошел, кто вышел.
Боже ж ты мой, как же ты устала!
Как я тебя понимаю!
Как же мы все тебе осточертели, входящие и выходящие. И ведь каждый так и норовит занять место в кресле у окна. Неужели не видят, что там лежит бумага с надписью «Кондуктор». Что, надо было еще написать на ней «Не садиться»? Ну, и что, что это пассажирское кресло! Мы выйдем, а тебе еще до полуночи придется телепаться в этом автобусе. Пойди, походи целый день из конца в конец автобуса, попротискивайся между пассажирами…
А ноги ведь не чужие — свои, еле держат.
У-у, что б нас всех…
Укачало тебя за целый день на 110-м маршруте. Аэропорт — город. Город — аэропорт.
К вечеру уже не разбираешь, кто из нас добрый, хороший, вежливый, а кто вот-вот с цепи сорвется. Ему только дай повод. Все мы для тебя на одно лицо.
Кто ты, немолодая женщина, со следами былой красоты на усталом лице?
Что тебя загнало в 110-й маршрут, где тебя так укачивает, что тебя даже лежащую в постели и после смены до утра качает.
Ах, как тебе хочется быть среди тех, кто с саквояжем, налегке или навьюченный, спешит в аэропорт к самолёту, чтобы улететь. Им-то по делам. А тебе куда? Неважно. Лишь бы улететь. От этого снега, который никак не растает.
От этой зимы, которая никак не пройдёт.
От этой весны, которая никак не наступит, К другой весне, которая, кажется, наступила везде.
Кто ты, немолодая женщина со следами былой красоты на усталом лице, с седой прядкой из-под вязаной сиреневой шапки?
Может, ты была учительницей старших классов?
Наверное, судя по твоему строгому, но вовсе не свирепому кондукторскому взгляду, ты преподавала математику. Не «дважды два четыре», а с более высокими и хитромудрыми формулами и расчетами. Но так сложилась жизнь, и ты оказалась здесь, в этом автобусе, на этом маршруте…
Они давно выросли, твои ученики, стали выпускниками и затем взрослыми людьми. Некоторых ты иногда встречаешь в автобусе. Они отворачиваются, делая вид, что не узнают тебя.
Ты на них не обижаешься.
Ты отвечаешь им взаимностью — ты их тоже не узнаешь.
И с твоих губ вместо «Здравствуйте» слетает: «Кто без билета? Не забудем обилечиваться».
Ты их, не узнающих тебя, не осуждаешь за это неузнавание.
Ты только желаешь им, чтобы в конце жизни, между пенсией и могилой, обстоятельства их жизни оказались более жизнерадостными, более оптимистичными.
Мы встречаемся взглядами.
Ты не вставай, ты посиди не на своем — пассажирском — кресле. Тебе в этом огромном автобусе не полагается сидеть.
Я сам к тебе подойду, милая.
Отдохни.
Тебя, конечно, не спасут две остановки Дом печати — Округ Галле. Но всё равно.
И прости, что вместо цветов протягиваю тебе двадцать пять рублей за проезд.
Автор:Макаров Илья
Читайте нас в