Все новости
Мнение
6 Июля 2016, 11:29

Вина Рамазана и Дамира неочевидна

Илья Макаров
Журналист
Когда город веселился, башкирская деревня отметила священный праздник Ураза-байрам ударным трудом.
Вчера утром я позвонил своему приятелю-фермеру Дамиру, чтобы поздравить его с праздником. Чем удивил его сильно.
— Какой такой еще праздник? — поинтересовался он и поторопил, — скорей говори, а то я на тракторе, сено заготавливаем.
— Ты один?
— Много нас, сейчас ведь самый сенокос.
Мне кажется, мой приятель-фермер лукавил, когда спрашивал про праздник. Он не мог не знать, что мусульманский мир, а он в этом мире самый свой, поскольку мусульманин, готовится к Ураза-байраму. О наступающем празднике говорили радио, телевизор и наверняка интернет — газет фермер не выписывает по причине дороговизны. Так что его удивление было ничем иным, как лукавством. Но и озабоченность в голосе тоже была явной. Было явным то, что он хотел, чтобы я как можно скорее отстал от него.
Я отстал.
Наверняка к нему на подмогу из города приехали дочь с зятем. А для него, который обычно в поле выезжает один или с сыном, это получалось много.
Впрочем, вряд ли Дамир был одинок в своих трудах. Вся деревня в эти жаркие дни пропадает на сенокосных делянках. А ведь день Ураза-байрам объявлен выходным. И, говорят, в этот день нельзя работать.
В далеком детстве, которое прошло у меня в Казахстане, был в нашем степном поселке главным инженером молодой казах по имени Рамазан. Относились к нему с большим уважением — толковый парень. Одно казалось странным: он строго соблюдал все религиозные обряды и правила. К примеру, тот же самый мусульманский пост. А в Рамадан Рамазан не выходил на работу. За это, в сущности, он и поплатился. Его убрали с главных инженеров в простые работяги. Это было решение начальства. Но уважения среди односельчан Рамазан не потерял.
Сегодня у нас вера стала чуть ли не модным течением. С легкостью входим в храмы, раздаем хайер или ставим свечи…
Наверное, мой приятель-фермер, который в поте лица вчера работал на сенокосе, нарушил какие-то требования веры. Но Аллах, всемилостивейший и справедливый, наверное, не осудит его и его близких за то, что они в этот священный день вышли в поле с вилами и граблями. Вряд ли труд является грехом.
А если заглянуть в священную книгу, то что она говорит об этом? Оказывается, ислам не только поощряет трудолюбие, но и повелевает трудиться. А в одной из сур под названием Ан-Наджм Всевышний наказывает: «Человеку уготовано только то, что он заслужил своим усердием, и усердие это будет замечено». А пророк Магомет замечает: «Самая лучшая пища для человека — это пища, которую он заработал собственным трудом».
Труд — это поступок праведный. А в Коране сказано, что люди, совершающие праведные поступки, войдут в рай.
Быть праведником на земле сложно. Почти невозможно. Главный инженер Рамазан в степном казахстанском колхозе в глазах простых людей был праведником, а в глазах начальства, которое разжаловало его в рядовые, — виноватым злостным нарушителем трудовой дисциплины. Башкирский фермер, выехавший вчера на тракторе собирать сено, вообще считает себя самым обычным человеком. Он бы не прочь отдохнуть, оказаться в праздной суете. Как говорится, рад бы, да дела не отпускают. Забот хватает.
Автор:Макаров Илья
Читайте нас в