Все новости
Мнение
14 Января 2016, 09:00

День российской печали

Вячеслав Завьялов
Журналист
Вчера мы отметили самый, наверное, грустный журналистский праздник — День российской печати.
Причин, почему российские печатные СМИ проиграли интернету — масса. Перечислять их не имеет никакого смысла, любой здравомыслящий человек прекрасно понимает, что единственный шанс хоть как-то зацепиться за край пропасти у местных газет и журналов был в публикации эксклюзивных и держащих читателя в постоянном напряжении материалов.
Не случилось.
Добавьте к этому смешные по нынешним меркам зарплаты и, как следствие, кадровый голод, а также отсутствие возможности выстраивать редакционную политику, независимо от авторитета учредителя, и получите то, что имеете — инертность журналистского корпуса и медленное (впрочем, не такое уж и медленное) отмирание целого сегмента пресс-отрасли.

Были ли у печатных СМИ иные варианты, могла ли ситуация пойти по другому сценарию, не имеющему в виду столь плачевный финал? Наверное, были. Наверное, могла.
Рецептов удержаться на плаву и даже сделать шаг вперед — множество, и все они никогда не являлись тайной за семью печатями. Почему ими, ни на федеральном уровне, ни на республиканском, никто не воспользовался — для меня непостижимая загадка.
Вот пример стратегии развития самого, пожалуй, крупного издания в современном мире — The New York Times. Издание выставило этот документ на всеобщее обозрение в конце октября прошлого года, так что актуальность его для тех российских СМИ, которые еще лелеют мечту на возрождение, несомненна. Было бы желание, как говорится.
Не могу отказать себе в удовольствии процитировать некоторые основополагающие (не только для NYT, а для всех печатных СМИ без исключения) моменты этой стратегии:
— Наша модель — предлагать контент и продукты, стоящие того, чтобы за них платить, несмотря на все бесплатные альтернативы;
— Наше главное стремление — вырастить новое поколение читателей, которые не представляют свой день без New York Times. Наши первые два миллиона подписчиков — в том числе более одного миллиона газетных подписчиков — выросли с NYT, разложенной на кухонном столе. За следующий миллион нужно бороться и его нужно завоевать через Times на телефонах.
— В то время как большинство наших конкурентов гонятся за масштабом, наша уникальная бизнес-модель построена на прямом обращении к самым лояльным читателям с просьбой помочь нам содержать огромный новостной цех.
— Мы уходим от чистой модели вещания к развитию личных отношений с читателями, которые индивидуализировали бы взаимодействие с нашим контентом, в то же время сохраняя нашу уникальную редакционную позицию по повестке дня.
Ну и самый, на мой взгляд, главный в предлагаемой стратегии, вот этот момент, выделю его жирным шрифтом, для удобства усвоения: «Сильнее всего отделять Times от конкурентов и дальше будет лучшая журналистика. Поэтому мы так яростно отстаиваем штат репортёров в нашей редакции — сегодня у нас их столько же, сколько было в 2000 году, когда газеты были на пике своей прибыльности — и даём им время, ресурсы и квалификацию, необходимые, чтобы находить и рассказывать самые важные в мире истории. В то же время наши редакции новостей и комментариев должны продолжать развиваться, и поэтому нашим приоритетом будет привлечение журналистов с новыми навыками в графике, видео, технологиях, дизайне, анализе данных, взаимодействии с аудиторией и многом другом».
Вот как-то так.
С минувшим днем российской печали, друзья!
Автор:Завьялов Вячеслав
Читайте нас в