Все новости
Мнение
2 Декабря 2015, 09:00

По самые помидоры

Илья Макаров
Журналист
В эфире и интернете спорят, помирятся ли Турция и Россия, извинится Эрдоган или не извинится. Что за торги? Сбит наш самолет. Погиб наш летчик. Имя его Олег Пешков. В таких случаях дают сдачу. Россия ответила только экономическими санкциями. И уже раздаются крики: «Больно! Как же мы без турецких помидоров и алычи! Как же мы без ихнего кальяна и злых турецких табаков? Как же мы без шаурмы-то?»
И почему-то эти крики слышатся даже не со стороны Турции, а внутри страны. Кому же это больно?
Послушаешь одно солидное и респектабельное деловое радио, так там вообще закручинились. Оказывается, в результате наших санкций самые большие потери несет именно наш бизнес, а не турецкий. Как же нам не ай-я-яй, как же мы выглядим в глазах зарубежных бизнес-партнеров, задаются вопросом эксперты на радио.
И между строк, естественно, ненавязчиво подсказывают: надо отказаться, пока не поздно.
Хилая, расслабляющая мысль о том, что в первую очередь надо думать об экономической выгоде, о прибыли, о звонкой монете, но никак не о принципах.
На наших центральных телевизионных вещательных каналах наравне с нашими экспертами в свою дуду дудят зарубежные политологи. Причем, при этом требуют не шуметь слишком сильно по поводу сбитого самолета, требуют уважительного к себе отношения («где же ваше гостеприимство?»)
Ничего не имею против того, чтобы в обществе широко обсуждались политические проблемы. Но когда эта широта зашкаливает, становится несколько не по себе. Слушаешь и порой начинаешь сомневаться: мы в России или где? Судя по тому, каким широким и многочисленным фронтом выступают на таких диспутах наши же сограждане с антироссийскими лозунгами, наши демократизм с плюрализмом переходят разумные пределы.
Едва ли не единственный с четкой государственной позицией и ясными аргументами выступает на этих ристалищах телевизионный рефери Владимир Соловьев.
У Андрея Курбского в России сегодня полным-полно наследников. В медиапространстве чуть ли не главную партию выводят современные андреи курбские. Ивана Грозного на них нет!
Свою позицию они объясняют объективным подходом ко всему, в том числе, и к своей стране. Правда, позиция некоторых участников граничит с позицией опального князя. Иван Васильевич был, конечно, царь суровый. В качестве аргумента мог бы и башку снести, ежели б Курбский оказался под рукой. Но князь благоразумно в апреле 1564 года бежал в польскую Ливонию. И оттуда слал смелые письма.
Не могу судить с точностью, насколько обоснованы тревоги комментаторов из деловой прессы относительно российского бизнеса. Но, наверное, приходит время, когда не все нужно и можно измерять и взвешивать помидорами.
Может, надо вспомнить о таком чувстве, как патриотизм, который у нас принято сопровождать издевательским определением «квасной». Мы стали стесняться этого чувства. Да что там патриотизм — у нас сейчас квасу настоящего не осталось.
Не призываю на каждом углу и на каждом шагу распинаться, объясняясь в любви к Родине. Но и утираться при каждом плевке из-за границы с невинным видом, мол, божья роса, тоже никуда не годится.
Не всей нашей элите нынешнее положение, нынешняя ситуация в стране нравится. Да что там элите, мы сами начинаем вздыхать и сокрушаться: «Все, не видать нам теперь ни Турции, ни Египта».
Когда вот так сердобольные наши экономические и политические эксперты пекутся о турецких помидорах, невольно вспоминаешь наших фермеров, которых с их экологически чистой продукцией, с теми же самыми помидорами и огурцами, яблоками и картофелем близко не подпускают к торговым сетям. Их место на кратковременных рынках, на грязном снегу, на сезонных ярмарках. И то — вокруг кружат перекупщики с намеками: не замерз ли продукт, не закоченел ли сам, давай, поможем продать…
За всем этим шумом и гамом запомним главное. Там, в Сирии убит наш летчик. Убит солдат России, которая поднимается с колен. Не всем по нутру этот подъем. Вот почему уже в самом начале бьют по России.
Так что не надо нам про турецкие помидоры.
Пора про свой квас вспомнить.
Автор:Макаров Илья