Все новости
Мнение
15 Декабря 2014, 13:26

«Фкусно жрать!»

Елена Гизатуллина
Учитель русского языка и литературы, блогер

На днях мне исполнился тридцатник, и поскольку это какой-никакой юбилей, я пригласила всех своих родственников к себе на праздничный ужин. Неделю убила на составление меню, и связано это было не только с тем, что мне осточертели классические русские салаты, но и с тем, что заменять их нужно чем-то таким же «жЫрным», многоэтажным и разнообразным, потому что русский человек травкой сыт не будет.

«Ела я у них салат, — рассказывает одна юная леди после путешествия в Европу, — там был один вид травы, другой вид травы и еще какая-то травка, а сверху половина помидорки лежит. И это у них называется салат!» Да уж, у нас-то салатом называется нечто, где внизу лежит мясцо, потом картошечка, маркошечка, яичко, лучок, все это майонезиком перемазано, а сверху обильно посыпано голландским сыром. И веточка петрушки. Вот это салат. Хотя, если подумать, это полноценный обед дровосека, живущего в условиях сибирской зимы.

Придите на немецкую вечеринку. Увидите шведский стол, на который каждый гость поставил что-нибудь от себя, периодически к нему кто-нибудь подходит, подхватывает на тарелку какой-то бутерброд и снова убегает к собеседнику. Для европейца еда сопутствует разговору, а не наоборот. Он готов весь вечер потягивать один коктейль и закусывать его чипсинкой, если есть хорошая беседа. У русских все по-другому.

На русском торжестве центром праздника является стол, ломящийся от еды. Она должна быть не столько обильной, сколько разнообразной. Если кончились виды блюд, которые ты еще не попробовал, все — становится скучно. Скучно потому, что на трезвую голову у нас особо общаться не умеют. Придите на собрание родственников в честь какого-нибудь события и увидите, что до четвертой рюмки произносят только тосты и рецепты того, что едят. Взгляд каждого устремлен в тарелку и в собственную собачью жизнь. Настоящий разговор начинается подшофе, но он с ходу приобретает ту глубину, которой не достичь ни одному европейцу даже после литра самогона, мы говорим «за жизь!» и вопрошаем, уважает ли нас визави. Безусловно, терапевтические возлияния требуют хорошей закуски.

Но дело не только в этом. Сказываются голодные годы, неудовлетворенные базовые потребности. Хотя, если подумать, и Европа переживала нелегкие времена, но как-то быстро забыла их. Тогда, может быть, все дело в том, что чем цивилизованней человек, тем меньше он думает о еде? В каких странах на празднике важна не подача, сервировка и изысканность блюд, а их количество и разнообразие? Южная Америка, Россия, Ближний Восток, Индия. Где зажглась звезда Мишлена, где проходят недели высокой кухни, а гостей приглашают на тарелку канапе, бутылку красного и разговор о какой-то ерунде? В Европе. Третья причина, тоже доисторическая, у нас все еще принято считать, что чем больше съедят и выпьют за твое здоровье, тем дольше будешь жить. Может, это и так, но в таком случае виновнику торжества как-то нужно не участвовать в процессе — после трех дней загула я подумываю о трансплантации печени.

После своего тридцатилетия хочется сказать: «Господа, вы звери». Это о нас и без какой-либо нотки осуждения — дорастем еще. Я всегда недоумевала, почему день рождения оборачивается для именинника в нервотрепку с салатами, выбором меню и генеральной уборкой до и после. Пожалуй, до следующего юбилея буду вводить вражеские традиции на исторической родине — идешь в гости, захвати салат или бутылку сангрии, а еще лучше организуй для именинника вечеринку. 

Автор:Гизатуллина Елена