Все новости
Мнение
30 Августа 2014, 09:00

Как башкир полюбил американку

Булат Галиев
Журналист
Не знаю, правдива ли эта история или нет, но лично мне она очень понравилась.
Услышал я ее в Бурзянском районе, где, как говаривал первый президент Башкортостана, есть три самые лучшие вещи в мире, и все они начинаются на «К»: кумыс, конина и коньяк. Насчет, последнего, кстати, не соглашусь — я, например, предпочитаю больше французский, но у каждого свои вкусы, не будем спорить.
В общем, сама история. В Америке — то ли в Бостоне, то ли в Чикаго — жил да был один рабочий. С огромным вниманием и интересом следил за событиями в России: как социалисты-революционеры револьверами и бомбами добывают народное счастье, уничтожая кровавых сатрапов, псов самодержавия и прочих кровососов.
И так американец переживал за нашу страну и народ, что не выдержал, собрал манатки, взял жену и дочь Джоану (имя изменено), да и переехал в Финляндию. А она, как известно, тогда была частью Российской империи. В Финляндии наш герой сблизился с большевиками и перешел от эсеров на их сторону.
Через какое-то время семья переехала в Петербург. Печатали прокламации, участвовали в митингах, ходили на стачки. Дочь тоже не отставала — это же так романтично: участвовать в революции! Здесь она познакомилась с товарищем по классовой борьбе — красивым и сильным башкиром по имени Арслан (имя изменено). И, естественно, молодые люди полюбили друг друга, так как революция всё-таки революцией, а либидо девать куда-то же надо. Сыграли скромную свадьбу в одной из подпольных типографий.
Арслан был профессиональным бунтовщиком и мятежником: несколько раз его приговаривали к ссылке и каторге, но он отовсюду сбегал и вновь продолжал бороться против кровавого царского режима. Башкир был таким деятельным, здравомыслящим, рассудительным и энергичным, что даже Ленин его хвалил, говоря: «Этот башкирин, товарищ Арслан, золотой и архиважный человек для нашей партии! С десяток бы таких, как он, и мировая революция у нас в кармане!»
Потом скинули царя, и Арслан уехал с молодой женой в Башкирию. Здесь получил высокий пост и начал строить коммунизм в отдельно взятой республике. Американка организовала изучение английского языка в Уфе.
— Экскьюз ми, май дарлинг, — говорила Джоана иногда мужу за обедом, — но сегодня опять привезли кумыс и бортевой мед тебе из района в подарок.
— Всё в детские дома! — раздраженно приказывал революционер и уезжал на открытие очередного объекта: завода или школы.
Шли годы. Поехал как-то наш башкир в Москву на Всесоюзную выставку и попал на прием к Сталину. И говорит ему Иосиф Виссарионович:
— Слюшай, а что ти сыдышь в своей дыре, переезжай в Крэмль. Мине нужны тут свои луди!
Арслану было очень приятно услышать это от самого Кобы, старого товарища по партии, и он стал благодарить за высокое доверие.
— Толко амэриканку свою брось, — продолжал Генеральный секретарь ЦК ВКП(б), — нэгоже тебе с ымперыалыстами общаться. Мы тэбе дрюгую дэвющку найдем, с правильной биографыэй.
Арслан растерялся:
— У нас вообще-то любовь, — тихо сказал он.
Сталин посмотрел прямо в глаза наглому башкиру. Арслан похолодел. «Даже с женой и детьми не успел попрощаться», — подумал он. То, что сейчас в кабинет ворвутся чекисты и скрутят его, он даже не сомневался — времена были лихие.
— Ну и прозябай тогда в своей Башкирии… — наконец промолвил первый человек в государстве.
Арслан уехал домой. Он всё время ждал, что его арестуют со дня на день, тем более, всюду шли активные чистки. Но его не трогали.
Правда и карьера его на этом остановилась. Больше на высокие посты его не двигали.
Про детей мой рассказчик не знал, но сообщил, что американо-башкирская внучка живет сейчас в Москве, работает учительницей. В Уфе бывает редко.
Вот такая любовь.
Автор:Булат Галиев