Все новости
Мнение
7 Июля 2014, 13:32

Гештальт маленького человека

Елена Гизатуллина
Учитель русского языка и литературы, блогер

Вы, наверное, знакомы с выражением «закрыть гештальт». И так куда легче сказать и понять, чем объяснить. Говоря кратко, это означает, что в вашей жизни есть какие-то дела, явления или воспоминания, к которым сознание постоянно возвращается, желая их либо переосмыслить, либо завершить. Так, например, когда-то я очень хотела познакомиться с одним молодым человеком в автобусе, но не сделала этого. Часто я вспоминала об этом и жалела, что не совершила первого шага — а вдруг это моя судьба? Когда через десять лет я встретила его на одной конференции, то поняла — надо закрыть гештальт. Познакомилась-таки. И хоть он, конечно, моей судьбой не оказался, но я была рада, что меня это больше не беспокоит.

Сегодня мне бы хотелось поговорить о детских гештальтах, о том, что у нас у всех было что-то такое в детстве, чего нам хотелось получить, но не вышло. Я провела небольшой опрос, в результате которого выяснилось, что «гештальты» бывают двух типов — материальные и лежащие в сфере отношений.

Например, моя подруга хотела щеночка, барби и тамагочи. А еще она немножко завидует моей дочери, которой я сшила фиолетовую юбку-пачку. «У меня было много красивых платьев, но пачки не было!» Друг же хотел видеоприставку и мечтал поехать в Артек. Интересно, что все это материальные объекты, которые потом, уже во взрослой жизни, человек может сам себе приобрести. И так часто происходит. Однако стоит отметить, что чем дальше друг от друга находится время возникновения желания от времени его реализации, тем меньше удовольствия мы можем получить. Допустим, балетную юбку я хотела в пять лет, а сейчас мне тридцать и где-то на задворках души я все еще ее хочу, но надеть в свет ее было бы странно. Во всяком случае, это выглядело бы не так гармонично, как если бы я рассекала в ней по гостям, будучи дошкольницей. Но устроить ее себе, в принципе, можно, как и ту же поездку в Артек.

Детские гештальты бывают и поколенческие. Например, большинство мальчиков восьмидесятых хотели себе магнитофон. Но было дорого. Большинство девочек девяностых хотели барби, но настоящую можно было приобрести только в Москве, и то могло не хватить. Большинство русских детей сороковых годов хотели есть, но была война. Современные дети хотят айфон и планшет. У детей разных поколений были разные желания, но, я думаю, если смотреть на сферу отношений, то здесь друг от друга мы мало чем отличаемся.

В детстве у ребенка отношения развиваются в трех плоскостях — родители, друзья и внешний мир в целом (воспитатели, родственники, случайные люди). Противоположный пол не играет пока такую драматическую роль, как в пубертате. И я не знаю ни одного человека, у которого было бы абсолютно счастливое детство, из которого он не вынес бы какого-то щемящего душу нереализованного желания. У кого-то папа все время работал, и у него не было времени заниматься ребенком. У кого-то родился братик, и все внимание досталось ему. А кого-то вообще подарили коллеге, потому что маме нужно было работать прокурором. Кто-то родился в тюрьме. С кем-то не играли сверстники. Кого-то воспитательница строго наказывала…

Как ни странно, нереализованные материальные желания порой могут сильно повлиять на жизнь. Конечно, отсутствие радиоуправляемой машины не слишком влияет на психику ребенка, а вот постоянное недоедание во взрослой жизни может привести человека к тому, что он всегда будет заботиться только о хлебе насущном, да о крыше над головой. Его даже не сильно беспокоят хорошие отношения в семье, потому что когда мысли только о еде, тут не до отношений.

Однако незакрытые гештальты в сфере отношений почти всегда и почти навсегда оказывают на нас свое влияние. Круглосуточные садики, большая семья, строгий дедушка — если в детстве человек отнесся к этому негативно, взрослым он будет постоянно возвращаться к этим моментам и пытаться либо их решить, либо переосмыслить. На этом осознавании и переосмысливании, собственно, построена гештальт-терапия.

И, конечно, как мама, я часто задаю себе вопрос — как бы так исхитриться и вырастить психологически здорового ребенка, счастливого, веселого, довольного, не обремененного множеством незакрытых гештальтов. Должна признать, что я очень рано поняла всю утопичность своей мечты. Во-первых, как бы хорошо я не защищала ребенка, он все равно вырастет и самостоятельно столкнется с несовершенством мира. А во-вторых, я даже не всегда могу его защитить от себя и от него самого. У меня может быть плохое настроение или нелады в жизни. На ребенке это отразится. У него самого могут быть болезни и негативные эмоции — от всего этого не скроешься. Надо учиться с этим работать.

Есть два очень распространенных типа воспитания. Первый очень строгий, когда у ребенка приходится один положительный момент на десять отрицательных. Это нельзя, то нельзя, пятое — тоже, но раз в год получи мороженое. В этот момент он практически достигает катарсиса. Но какой ценой. Второй — баловство. Жертвы такого типа становятся очень капризными, их сложно чем-либо удивить, когда их уже и в Диснейленд свозили, и дом личный выделили, как дочери Тома Круза.

Интересно, что чем больше мы пытаемся порадовать своих детей, тем больше у них потом возникает негативных эмоций. Это кажется нелогичным, ведь вроде все для деточки сделал, так почему ж он теперь еще и ревет? Но с другой стороны, все просто — чем больше у нас позитивных эмоций, тем больше будет и негативных. Это нормально.

В связи с этим мне очень нравится мысль Михаила Литвака о том, что ребенка важно воспитывать в ситуации искусственного дефицита. Как с правилом о еде: «Вставайте из-за стола немного голодным». Ребенок всегда должен быть немного голоден, как эмоционально, так и материально. Ну не нужна ему десятая машинка, не нужны постоянные обнимашки. Не надо играть три часа подряд в «махлу» — ведь обязательно потом разревется. Это не значит, что это оградит ребенка и вас от его негативных эмоций, они все равно будут, и их важно принимать и давать им выход. Но это не создаст эмоциональных качелей, когда вроде все наелись и набесились, и пора бы отдохнуть, но у нас скандал на ровном месте.

Но как понять тот момент, когда ребенку уже достаточно благ? Мне кажется, здесь важно ориентироваться на собственное состояние. Если вам не комфортно, если наступаете на горло собственной песне, пора заканчивать радовать ребенка и заниматься своими делами, дав ему заняться своими. Он, может быть, конечно, против, но растворяться в ребенке это такая же ошибка, как и не обращать на него внимания вовсе.

Автор:Гизатуллина Елена