Все новости
Мнение
18 Января 2014, 09:00

Где в Уфе не нужно жить?

Булат Галиев
Журналист
Лет 20 назад, когда башкирские газеты только-только начинали публиковать частные объявления о продаже недвижимости, в таких текстах особо популярными были примечания: «Черниковку и Сипайлово не предлагать!»
Спустя годы замечаю, что данные районы привлекательнее для людей не стали. Квартиры там дешевле, но только потому, что экология плохая, народу много, культурных заведений мало. К таким же «непривлекательным районам» относятся Дема и Затон. Как бы с экранов телевизоров и со страниц газет ни говорили, что там рай земной и «вскоре у нас откроется новый торговый центр!» — люди приобретают жилье не от горячего желания жить здесь, а от нехватки денег, близости работы, необходимости ухода за больными или старыми родственниками, список можно продолжать.
Я около 10 лет жил в Черниковке, недалеко от Дворца УМПО, в простонародье называемого «Машинкой». Уже тревожный знак — на жаргоне «машинкой» называется шприц. И действительно, наркоманов в те годы (1992-2002) было видимо-невидимо. Использованные шприцы валялись в кустах, на подоконниках в подъездах, на остановках. Само название «Черниковка» наталкивало на мысль, что здесь всё черное, тьма, мрак. Дальше уже работала ассоциативная цепочка: чернота, серость, бесцветность. Действительно, повсюду: в архитектуре, в одежде, на лицах царила серость, бездуховность, отсутствие каких-либо светлых стремлений. Ночью могли легко «посадить на перо» просто так, потому что гопникам захотелось. Человеческая жизнь перестала чего-либо стоить. Сводки поражали количеством убийств, изнасилований, разбоев.
Сипайлово в то время называли «Песчаный городок». Действительно, этот район был словно на песке без единого деревца. От жаркого солнца невозможно было нигде спрятаться. Зимой дороги превращались в снежную кашу. Унылый «Икарус» под номером «два» курсировал тогда между Телецентром и Сипайлово, и путешествие, занимавшее два часа, было подобно переходу из царства Живых в царство Мертвых. Жить здесь было невозможно, депресняк накрывал тебя сразу, как ты въезжал на улицу Бикбая. Я, когда служил в армии и приехал в отпуск, решил навестить друга, живущего на Королева. Пошел в камуфляжной форме, которую в то время нередко надевали милиционеры (или вневедомственная охрана, не вникал, если честно, в эти тонкости, да и не в этом суть), поэтому их путали с военными. И вот я иду и слышу, как молодежь, сидящая с ногами на лавочках, друг другу говорит, кивая на меня:
— Менты совсем о…ли — уже днем спокойно по улицам ходят. Гы-гы-гы…
Вот такие были нравы.
Про Дему и Затон я вообще молчу — казалось, что жизнь тут замерла навсегда. Ничего не происходило. Лишь слегка все оживились, когда в Затоне закрыли вертолетное училище. А потом снова погрузились в болото. Ведь в нем так тепло и уютно.
Этим летом меня снова занесло в Черниковку — писал репортаж о международном форуме журналистов стран ШОС, а иностранных «пираний пера» понесло за каким-то чёртом на одно из промышленных предприятий Уфы. Пыльная зелень деревьев, куча старых машин, которые образовывали пробки, облезлая штукатурка на двухэтажных домах и общая атмосфера безысходности — я снова поблагодарил Всевышнего за то, что помог мне уехать из кошмарного города Че. Изменилось ли что-то спустя 10 лет после моего побега из этого в прошлом рабочего поселка? Нет: также наркоманы по ночам рыщут по улицам в поисках дозы, те же гопники в спортивных костюмах (ей богу, не вру, я думал, что они только в сериале «Даешь, молодежь!» остались), та же опустившаяся алкашня, та же пролетарская ненависть написана у коренных жителей на лицах.
Но никуда не деться. Можно лишь молиться, чтобы не пришлось жить ни в Черниковке, ни в Сипайлово, ни в Деме, ни в Затоне. Иначе это не жизнь, а сплошное выживание, если ты не торчок, не алкаш и не быдло-гопник в костюме «Abibas».
Ах, да, забыл предупредить: всё вышесказанное лишь мое субъективное мнение.
Автор:Булат Галиев