Все новости
Мнение
17 Декабря 2013, 12:00

Бурзянская пчела

Кристина Абрамичева
Главный редактор журнала "Гипертекст", арт-критик
Весьма похвально, что в попытках облагородить городскую среду наши дизайнеры присматриваются и к буржуинским открытиям. В частности, в Уфе некоторое время назад появился аналог голландским цветочным скульптурам — бурзянская пчела, установленная в центре большой клумбы на Советской площади. (Из ближайших примеров есть нечто подобное и в Казани, только там это небольшой стилизованный лев). Только вот с эмоциональным воздействием на зрителя дизайнеры промахнулись — одно дело цветочный лев, который даже меньше реального, другое дело — во много раз увеличенное насекомое. Пусть оно даже дружелюбное и, безусловно, «животное полезное», как сказал бы Шариков, но иначе как с чудовищем, оно ни с чем ассоциироваться не может. Тут и богатые литературные аллюзии в виде приключений Карика и Вали, для более молодых — культивируемые Голливудом насекомоподобные монстры, а интеллектуалы и вовсе прозвали новшество «памятником Замзе» (хотя он и был жуком).
Можно констатировать, что с этой пчелой получилась та же ситуация, что и в нашей постсоветской архитектуре случилась с постмодернизмом. Когда в ранние 90-е были отпущены вожжи, то началась эпоха нуворишества и купеческой удали. Заказчик мог требовать сделать ему красиво с тем сознанием, что никто больше не запрещает делать постмодернизм. Так стали появляться вещи, подпадающие под три разных кода: историзм, постмодернизм, кричащую роскошь. Поэтому многие объекты 90-х сложно кодифицировать, То же самое произошло и с пчелой. Примечательно, что вначале пчелка примостилась в очень пафосном месте — вокруг сплошные правительственные и крупные отраслевые здания. И такое ощущение, что именно кому-то из начальников пришло в голову позволить себе такую вещь для отдохновения от своих важных дел, невзирая на окружающее пространство. Выходом из создавшегося положения могло бы быть избавление от черт похожести на свой биологический оригинал. Будучи более аллегоричной, на грани узнаваемости, пчела в том месте, возможно, была более оправданной. Потому что было не вполне понятно, почему пчела должна была приземлиться именно в центре Советской площади? Если только внезапное инопланетное вторжение, которое, как известно, именно с таких мест и начинается. Через некоторое время пчела так же внезапно, как и появилась, «перелетела» на остановку «Телецентр». То ли надоела чиновникам, то ли оказалась слишком легкомысленной для такой серьезной городской площади. В общем-то, тут ее как раз и оставили в покое, перестав критиковать в интернете — потому что она стала восприниматься как одна из цветочных клумб, уличных украшений, не несущих особой смысловой нагрузки. И это прекрасно, когда городская скульптура, пусть и не сразу, но находит свое истинное место.
Автор:Абрамичева Кристина
Теги:пчела