Все новости
Мнение
10 Ноября 2013, 09:00

По кому плачем

Алиса Курамшина
Психолог
Посвящается М. К.

Уж сколь их упало в эту бездну,

Разверстую вдали…

Марина Цветаева.

Он звонил мне дней пять назад. Потому что попал в очень странную для него ситуацию: добивался девушку пару лет, если не больше, предлагал замуж. Расстраивался сильно, опять-таки мне тогда звонил. Потом плюнул — время-то идёт, а он так хотел создать новую семью. Тоже делился этим желанием, я поддерживала. А тут через пару-тройку месяцев она взяла и... согласилась! Мужчина в шоке, чувствует внезапный вираж судьбы — и снова звонит мне. Весь такой в обалдении. Ну, я шутками-прибаутками, приплясываниями и прихлопываниями в бубен вывожу его из этого состояния. Похихикали вместе, повспоминали, сколько нас вместе связывает.
Это действительно друг. У которого можно было остаться ночевать, пока дома ремонтируют санузлы. Которому можно было доверить кошку, пока сама махнула в отпуск. Который помогал с перевозками и мужской работой по дому, пока я была одинока. Просто потому что мы друзья. В ходе разговора поняли, что разница в возрасте, что между нами была, с годами практически нивелировалась. Я помогала тоже, чем могла, — работой, приглашениями куда-нибудь сходить или вот такими разговорами. И он пообещал мне, что, коли женится, то познакомит, конечно, со своей невестой.
А через несколько дней он умер. То ли от большой любви, то ли от большой ответственности — кто там разберёт. Мне сообщили об этом прямо во время консультации, пока сидевшая на приёме дама щебетала о чём-то своём. И она сразу стала отдаляться от меня со своими проблемами, превращаться в точку на горизонте. А мне ни заплакать, ни уйти. Профессионализм, блин. Беру нити, связывающие меня с клиенткой, и тяну на себя обратно. Скоро её слова стали опять самыми значимыми в мире на это время, я даже смеялась уже с другими клиентами после неё, но внутри что-то билось — сердце, наверно.
У него оно перестало биться в один момент. Такое бывает. Хорошо даже, что я занимаюсь всякими там регрессиями в прошлые жизни, потому что эта жизнь не является полным разрывом отношений с кем бы то ни было. С годами, когда такие вещи станут происходить всё чаще, по-моему, хороший выход. С одной стороны. А с другой...
На похоронах опять много плакала. Может, когда-то возникнет привычка и спокойствие, но не сейчас. Вроде всё понимаю, а поди ж ты… Как накатит…
И думала, почему плачу?
Потому что человек строил дом, собирался жениться, имел ещё какую-то огромную гору планов и желаний. А они накрылись медным тазом. Сразу вспоминаю, сколько чего я не сделала для ныне уже покойных. Маму в Париж, например, не отправила. До сих пор именно за это почему-то особенно печально. Как символ тому, что надо успевать говорить, ценить, делать и любить, пока живы.
С каждым близким и даже не очень человеком чего-то лишаемся. Вот у меня на кухне уже не будет никто сидеть и, честно говоря, нудеть, рассказывая о совершенно непонятных мне вещах. Но как грамотно рассказывать!.. Не будет помогать в самый нужный момент. Даже просто знать, что тех, кто готов был поддержать, стало меньше на одного (а их ведь не легион!), очень грустно.
А ещё тяжело выдерживать эмоции других людей. Развитая эмпатия подверглась серьёзному нападению на похоронах и поминках. Ладно, я переживаю, а ведь есть дети, сёстры, дяди, совсем близкие друзья — им-то каково?! Опять не по себе при взгляде на них, при их тёплых словах об ушедшем...
Так что, как ни крути, по себе плачем. Смертью чужой себя, свою жизнь вновь переоцениваем, думаем, что с этой хрупкой штукой делать дальше. А покойному уже всё хорошо будет, я знаю. Так что, спасибо тебе, Максим, пусть земля будет пухом!
Автор:Курамшина Алиса
Читайте нас в