Все новости
Мнение
9 Сентября 2013, 09:00

Если бы Каренина читала Джона Грея

Елена Гизатуллина
Учитель русского языка и литературы, блогер
Ах, скольких произведений искусства мы лишились бы, если бы их герои делали все правильно. Как-то, будучи учителем, я проводила урок по Тургеневу и его «Му-му». Знаете, чего дети больше всего не понимали? Почему Герасим не взял Му-му подмышку и не ушел с ней в свое родное село, как он сделал это после убийства собаки. Детское сознание, не умеющее еще воспринимать литературу сердцем и душой, раскрыла для меня литературный парадокс: мы имеем хорошие книги лишь потому, что герои в них ведут себя неразумно. Через их ошибки мы постигаем множество проблем общества, человеческих отношений и человеческой же души.
Так сложилось, что я почти в один период прочла «Анну Каренину» Толстого и книгу по психологии отношений «Мужчина с Марса, женщина с Венеры» Джона Грея. Когда я читала Джона Грея, то мне невольно пришла мысль о том, что если бы Анна и Вронский вели себя правильно, то ничего не вышло бы из толстовской истории. Возможно, это была бы еще одна история про Кити и Левина, но трагедии — адюльтера, родовой горячки, жгучей ревности, поезда, наконец, — всего этого не было бы, а значит, не было бы и контраста между двумя парами, и портрета общества.
Давайте посмотрим на две книги и попытаемся понять, в каких местах удалось бы избежать физической гибели Анны и моральной – Вронского, если хоть кому-нибудь из них, допустим, Анне, попалось бы руководство по отношениям. И хоть сам Джон говорит, что книгу должны читать оба в паре, я верю, что вполне достаточно и одного.
Начнем с того, что героям книги, конечно, не очень повезло со временем, в которое они родились. Не будь этого фактора, Каренин не женился бы на Анне, ибо не слишком был к этому расположен. Поженила их тетка Анны, фактически надавив на Каренина тем, что своими приходами он уж скомпрометировал девушку и обязан поступить, как мужчина. Каренин не понял, в каком месте он был неосторожен, но не мог позволить другим думать о себе дурно. В общем, тут сыграло дурную роль время, в которое возможно было жениться не из любви, а уж из одного соображения выгодности барка и прочих социальных условностей. Но от этого не умирают.
Женщины в Шри-Ланке, когда беседуют с западными женщинами, говорят: «Вы учитесь жить с человеком, которого любите, а мы учимся любить человека, с которым живем». Известно, что восточные народы до сих пор выдают замуж дочерей, основываясь на соображении разумности. Имей Анна смирение ланкиек, у нее не только не возникло бы мысли об адюльтере, она приложила бы все усилия для того, чтобы улучшить отношения с мужем. А проблема у них состояла в том, что Каренин был слишком сух с Анной, а она, в свою очередь, не могла раскрыть ему свое сердце и доверить сокровенные чувства. По Джону Грею, мужское умение слушать и женское умение делиться эмоциями – чуть ли не первое условие успешной супружеской жизни. Итак, брак Карениных был обречен. Но и это не «доказательство смерти».
Как бы жестоко это ни звучало, но Анна, как и все люди на земле, имела право быть счастливой, пусть даже и вне законного брака. И такой шанс ей представился в лице Вронского. Оставим соображения о том, что любовь Вронского к Анне была сходна с любовью к его лошади Фру-Фру, которую он ценил за красоту и жгучую натуру (как и Анну) и которую он «уездил» на скачках, сделав неправильное движение во время прыжка. В общем-то, такое же неправильное движение погубило и Анну. Вронский был невнимателен к состоянию Анны, не мог понять, в чем проблема. Этого могло бы и не быть, прочти Алексей Грея, но мы помним, что его читает Анна.
Итак, Каренина читает Джона Грея и что же она видит? «Когда мужчина удаляется в пещеру, надо его отпустить и постараться быть счастливой, заняв себя чем-то приятным». Главным состоянием Анны было желание любви — полнокровной, страстной и нежной. Это очень хорошо показал Райт в фильме с Кирой Найтли в роли Анны – они изобразил ее сексуально озабоченной женщиной. Так вот, Анна не могла догадаться о том, что мужчине после интимной близости необходимо какое-то время побыть одному. Что ему для ощущения самости нужно заниматься каким-то делом, не чувствуя себя виноватым перед женщиной, которую он оставляет одну ради своей работы.
И ведь Вронский нашел такое дело — он активно занимался развитием своего имения – строил там больницу и школу. Но Анна делала все для того, чтобы показать, как она по нему тоскует, ей необходимо было его всецелое внимание. Я считаю, что именно этот момент стал решающим для Карениной, толкнул ее под поезд. Нет, конечно, общество тоже подсобило, но есть еще и чисто женская причина — желание все время быть с любимым и полное непонимание того, что ему столько не нужно.
Толстой очень хорошо показал иной способ любить в Кити. Она такая же женщина, как Анна, и тоже очень тосковала по мужу в его отсутствие, но она была постоянно чем-то занята — занималась домашним хозяйством, а потом и ребенком, была занята этим в силу женской потребности вить гнездо. Анну спасла бы эта особенность, если бы она только могла ее почувствовать сквозь всепоглощающую страсть, бурлящую в ней по отношению к Вронскому. Нужен был кто-то, кто промыл бы ей мозги. Психолог, да?
Как мы видим, в те времена мудрость была доступна женщинам и без всякого руководства, но не всем. Поэтому, если бы каким-то чудом книга Джона Грея попала к Анне, она смогла бы существовать в условиях общественного изгнания — нашла себя в маленькой Анечке, родившейся от Алексея, помогала в больнице, школе. Возможно, за это свет ее даже простил бы, и она снова смогла бы блистать в обществе. Но, увы, и к счастью, Анна Каренина не читала «Мужчина с Марса, женщина с Венеры», а потому мы имеем удовольствие наслаждаться великим творением Толстого и учиться на нем, как надо и не надо жить.
Автор:Гизатуллина Елена