Все новости
Мнение
14 Августа 2013, 11:01

Интерактивная доска вам в руки!

Илья Макаров
Журналист

«В начале жизни школу помню я». «Учитель, перед именем твоим позволь смиренно...» И так далее и тому подобное.

Блажен и счастлив, кому с детства повезло, кто встретил на своём жизненном пути в самом его начале мудрого и доброго учителя.

В основном же, школа населена обычными учителями и ещё более обычными учениками. У первых преимущество в том, что они — взрослые, большие. У детей — никаких преимуществ, потому что они маленькие, слабые и беззащитные. Нуждающиеся в любви больше, чем в каких-то там знаниях.

Знания, конечно, необходимы.  Ими пихают в избытке. Педагоги ищут и находят новые формы и методы обучения. Именуют их активными, интерактивными. Одна интерактивная доска в школьном классе чего стоит! А детям нужны просто любовь и просто уважение. Когда нет ни того, ни другого, дети становятся агрессивными. Никакими внешними экономическими, социальными подвижками в обществе, никакими прогрессами и регрессами не объяснить их жестокость. Она — только в отсутствии любви. И ни в чём больше.

Моя дочь — уже взрослый, самостоятельный человек с высшим образованием, интересной работой и взрослым взглядом на жизнь —напомнила мне о том, как в детстве учитель английского языка заявила, что ей и её подружке-хохотушке Рузанне не следует изучать английский, поскольку никакого желания и способностей к языку ни та, ни другая, по мнению учителя, не имеют.

Сегодня Рузанна знает и говорит на трёх языках — английском, арабском, турецком, не считая родных татарского и русского.

Помнит дочь и урок, на котором классная руководительница перед всем классом порвала её тетрадь. И как она с ужасом смотрела на эту внезапную публичную казнь школьной тетради и как плакала, не понимая, почему эту экзекуцию устраивает большой взрослый человек. Она училась тогда в третьем классе.

Всё это она вспоминала на фоне информации по авторадио, которое вещало об августовском педсовете в Бирске.

— У меня на всю жизнь осталось это отношение к школе — каждый день туда шла, как на казнь, — призналась она.

В моём детстве и в нашей школе учителя были тоже разные. На расстоянии временном, возрастном и пространственном теперь все они кажутся хорошими, славными и почти милыми. Не лишенными недостатков, но всё же милыми и дорогими. Детали стёрлись, забылись. Остались только имена, прозвища, которые характеризуют наше, детское, к ним отношение. Одну звали «Петрушка» за её крикливый характер и противный голос. Завуча нашего мы называли «Хрыня». Директора нейтрально — «Копчёный».

И только Лилию Эдуардовну мы называли «Золушкой». За её золотые кудряшки, ласковый характер и ещё за то, что она была почти нашей — нет, не по возрасту, а по отношению к жизни, к окружающему миру, к людям. Мы видели, что она беззащитная и нуждается в поддержке. И никто из самых хулиганистых — даже отмороженный Калижан Биктурлин — не смели сорвать её урок, нарушить тишину. Впрочем, может, что-то и бывало. Иначе бы «Хрыня» на школьной линейке время от времени прилюдно не делал «Золушке» замечаний за излишнюю мягкость. Он её так же, как и нас, мог обидеть. Она была на нашей стороне.

Как относится к школе современная детвора? Этого не знаю.

Проходящие по городам и весям педсоветы ответа на этот вопрос не дадут. Я так думаю.

Пусть будет много знаний, пусть будет много новых методик. Шут с ними. Пусть учителя творят, выдумывают, пробуют. Интерактивная доска им в руки. Но пусть в основании всех этих образовательных процессов, как в доме краеугольный камень, будут любовь и уважение учителя к ученикам. И тогда все знания лягут в благодатную и благодарную почву. Детская хрупкая душа этой доброты никогда не забудет. Эта доброта так поможет и поддержит. Впереди такая большая жизнь, надо в ней за что-то держаться.

Автор:Макаров Илья