Все новости
Мнение
4 Января 2013, 09:00

Мой високосный

Дмитрий Эйгенсон
Колумнист
Второй год второго десятилетия ХХI века был високосным. Принято считать, что лишний день окрашивает каждый четвертый год нашего календаря в тревожные багряные тона ­- население с готовностью встречает техногенные катастрофы, повышения тарифов, лютые морозы и изнуряющий зной. «Високосный же», - смиренно переговариваются граждане, и думать забыв, что кроме мистических причин неудач и провалов есть и вполне человеческие факторы. 
В моем високосном году смешались личные и всенародные катаклизмы, казусы и тернии. Я в очередной раз принял решение начать все сначала и покинул непыльную работу руководителя городской телекомпании. И не зря! Последний день года и новогодние концерты по трем главным каналам страны, изобилующие «Лесоповалом», Ваенгами и какими-то Бубликами в очередной раз верифицировали мое твердое убеждение, что ТВ и мейнстримовские СМИ работают не для меня и не для тех людей, с которыми мне бы хотелось общаться и к кому обращаться через медиа. Только интернет! Только новые медиа!
Мое отношение к власти и оппозиции в високосном тоже претерпело некоторую эволюцию. В конце 11-го я с замиранием сердца следил за зарождением протестного движения, искал в лицах на телеканале «Дождь» и в ЖЖ тех, кому можно доверять, и почти нашел… но високосный год подрубил наш протест под корень. Надеялись на способность самоорганизации «ответственного класса», а получили маргинала Удальцова, за которым не то что идти, смотреть вслед не хочется… У високосного – свои герои…
Високосный год ожидаемо выбрал в президенты Путина. Я до сих пор перебираю варианты и в лучших традициях альтернативной истории фантазирую на тему «А что, если…». Ничего хорошего, к сожалению. У меня есть пара слов к правительству, правящей партии, президентам (и главному, и башкирскому), но, увы и ах… Хотя поступок нашего практически земляка депутата Сидякина, который в лучших традициях пассивного сопротивления по Ганди вышел из думского зала во время голосования за закон Димы Яковлева, внушает надежду, несмотря на високосный!
С крушением «Сухого суперджета» в Индонезии високосный забрал у меня надежду на то, что в России могут делать могучие вещи. А так хотелось капельку имперского чувства, хотя бы из-за лучшего в мире самолета, раз уж ракет мы больше не строим, Енисей не перекрываем, да и балет как-то подсдулся. Да еще и ё-мобиль не получилось купить – завод, который должен был стартовать с производством 1 сентября, взял и не построился… Високосный же!
Именно в этом длинном году на «Евровидении» вполне могли стать первыми наши бурановские старушки. Високосный любит фриков. Все было хорошо – формат, песня, возраст, экзотика, одно подвело – было достаточно более талантливых соперников. А, может, переволновались – пенсионерки, все-таки. Да и было из-за чего, Иран, вон отозвал из Баку своего посла, те в ответ вернули домой своего, чуть воевать не начали из-за желания Азербайджана быть больше светским, чем исламским…
Високосный год породил и посадил «Пусси Райот», вернул политологам всех мастей подзабытую уже надежду на лихие заработки во время выборов губернаторов, вложил в руки оружие и заставил нажать курки несколько плохих людей в мирных общественных местах. Еще он заставил гибнуть и страдать от стихийных бедствий жителей Крымска, Филиппин, Ирана и США, признал государством Палестину и не дал России подняться в олимпийском зачете выше четвертого места.
Зато конца света, который большинство моих соотечественников воспринимали уже как данность, не случилось! Не хватило на него сил у високосного года, выдохся! А следующий год – простой, нестрашный. Переживем и его!
Автор:Дмитрий Эйгенсон