Все новости
Мнение
12 Октября 2012, 11:30

Руссо туристо

Дмитрий Эйгенсон
Колумнист

Сегодняшний рассказ будет про путешествия и немножко про русофобию.

Пару лет назад я провел почти две недели в Гоа. Это, если кто вдруг не знает, такой индийский штат, который максимально приспособлен для туризма и вполне доступен россиянам. Хотя многие наши считают, что Гоа – остров, это не так. Штат небольшой, побережье длиной всего километров в 100-110, и все буквально усыпано пляжами на любой вкус и кошелек. Руссо туристов операторы заселяют в отели, находящиеся исключительно на трех самых дурацких пляжах – Кандолиме, Калангуте и Баге. Это примерно как всеиндийский Адлер или Анапа. Турист же бывалый  (а я уже приезжал туда до этого два раза) бросает вещи в отеле, запирает в сейф паспорт и едет на пляжи, на которых гораздо меньше индийских отпускников и гораздо больше спокойствия, красоты и экзотики.

В тот раз я приехал в Индию в командировку – снимали проект про туризм для телевидения. За 10 дней набрали материала серий на семь-восемь и остановились на пляже Палолем, чтобы немного передохнуть и расслабиться. Мы сняли фанерную хижину с пальмовой крышей в ста метрах от океана, так называемый coco-hut. Всех удобств – две кровати и душ с туалетом за перегородкой, причем вода, разумеется, холодная. На ночь - обязательно москитную сетку, чтобы не сожрали тропические комары, под утро дикий прибрежный холод, который тебя будит и выгоняет на улицу, но там… рассвет над Аравийским морем в кафе на берегу, где приносят своеобразный индийский масала-чай со специями, свежайшую выпечку и какой-нибудь умопомрачительный папайевый фреш с лаймом! Каста уборщиков драит белоснежный пляж, где над водой склоняются плакучие кокосовые пальмы, продавцы газет и цветочных гирлянд бродят по прибрежным заведениям, а в воздухе разлиты тягучая тишина и спокойствие. Замечательное место, этот Палолем.

Днем там этакий пионерлагерь для взрослых – мастер-классы по йоге, прокат байдарок, поездки на моторках к дельфинам и на необитаемый Остров бабочек, да неспешные обеды около линии прибоя. А вечером, сразу после ежедневных ритуальных проводов солнца за горизонт по всему берегу загораются костры, официанты выносят под жирные южные звезды к кромке воды столики со свечами, а в барах настраивают свои инструменты музыканты разных национальностей, вероисповеданий и уровня таланта.

На самом краю пляжа Палолем есть «Баньян-бар» - под огромным деревом построена просторная стойка, стоят стулья, а столики вмонтированы прямо в корни древнего баньяна. Каждый вечер на сцене выступает живая группа, ледяной портвейн и ром льются рекой, словом, возможно, это лучшее место в мире. Публика тоже очень разношерстная – преимущественно, иностранцы. Русские почти не ходят в такие места в Гоа.

Мы с оператором Димой молча потягивали напитки, думая каждый о своем, когда к нам подошла австралийка. Выбеленные тропическим солнцем волосы, парео и открытый взгляд.

- Сара, - протянула она нам узкую руку, унизанную сандаловыми браслетами.

- Димитрий, - сказали мы.

- Никогда не встречала такого имени!

Начали болтать. Конечно, разговор очень быстро перескочил на мой странный акцент и то, откуда кто приехал. Я попросил ее угадать.

- Литуания?

- Нет!

- Финляндия?

- Холодно!

- Швеция?

- Нет, мы из России.

Сара едва заметно вздрогнула, какая-то тень скользнула по ее иностранному веснушчатому лицу.

- Бедненький! Я понимаю, как тебе тяжело тут находиться!

- Почему ты так решила?

- Ну, вы, русские, такие сложные и закомплексованные. А тут все такие открытые и общительные!

Клянусь, это был редкий случай, когда мне захотелось ругаться с женщиной.  Больше мы с Сарой не общались, она отошла и затерялась в толпе таких же парео. А мы с Димой остались молчать у бара и пить портвейн.

В гениальной пелевинской книге «Поколение П» новый русский заказывает копирайтеру Татарскому написать концепцию русской национальной идеи. В первую очередь для того, чтобы за границей любому иностранцу можно было объяснить на пальцах, почему тот ничтожество, а ты – венец творения. К сожалению ли, к счастью ли, малиновый пиджак так и не принял этот концепт – его взорвали в машине на следующий день.

Доподлинно неизвестно, почему руссо туристо, покинув родную землю (а точнее, начиная еще с аэропортовской зоны свободной торговли) начинают вести себя совершенно неандертальски  – есть и пить без меры, хамить окружающим, унижать представителей принимающей стороны, есть привезенную из дома вяленую рыбу у белоснежного бассейна и вообще всячески безобразничать. Алкоголь? Вряд ли. Те же ирландцы накачиваются просто невероятными количествами эля и виски и тоже шумят и дерутся, но как-то интеллигентно…

Думаю, дело тут в стереотипах, которые насаждались у нас еще со времен СССР. Все эти «Дяди Сэмы», «вот, американцы тупыыыыые» и анекдоты, как Горбачев подсунул Рейгану презерватив вместо жвачки. Из-за этого святая обязанность среднестатистического россиянина – поиздеваться над торговцем, украсть открытку в киоске, занять пять пляжных лежаков на двоих и положить в одну тарелку все, что есть на шведском столе, включая суп, мед и цельный арбуз с декоративной резьбой.

Австралийка Сара воткнула мне бумеранг в самое сердце. Мне нечего было ей ответить. А жаль!

Автор:Дмитрий Эйгенсон
Теги:туризм