Все новости
Мнение
16 Августа 2012, 10:59

Толстовец Иван или Братт по разуму

Артур Кудашев
Кмн, врач психиатр-нарколог

В начале прошлого века особенно жаркие споры в обществе вызывала тема сухого закона. Хорош он или плох? Есть в нём смысл или нет? Как именно его вводить? К чему он приведёт, если будет принят? И т.д. По большому счёту альтернативы ему в решении проблемы пьянства в то время не видели. Весь вопрос был в том – рискнуть с его введением или воздержаться.

И некоторые, скажем так, не самые отсталые и не самые бедные страны, среди них – Северо-Американские Соединённые Штаты и Российская Империя – в те годы такой закон у себя ввели. Решились и рискнули. Здесь я не буду задаваться вопросом, какую роль это потом сыграло в истории русской революции или в Великой депрессии. Бог его знает. Хотя сыграло наверняка. Настоящий строгий сухой закон – штука непростая и неоднозначная. Наверное, потому с тех пор с ним особо никто (кроме мусульманских государств, конечно) больше не экспериментирует.

Но тогда, на заре двадцатого века, нашлась одна небольшая, но весьма продвинутая страна, которая в деле решения собственных алкогольных проблем пошла особенным, оригинальным путём. И страна эта была Швеция.

Швеция по своей истории, культуре и географии всегда была страной сильно пьющей. И лучшие умы этого государства уже достаточно давно стали работать над тем, как переломить ситуацию. В этой связи достаточно сказать, например, что само слово «алкоголизм» ввёл в обиход шведский врач и политик Магнус Гусс в середине девятнадцатого столетия.

А к началу века двадцатого шведы уже много перепробовали разного рода а

нтиалкогольных практик и мероприятий, и наработали ценный передовой опыт в этой сфере. И поэтому, когда весь мир в предельно узкой парадигме только судил и рядил о пользе или вреде сухого закона, в Швеции нашёлся человек, предложивший другое, действительно, инновационное на тот момент решение.

Звали его Иван Братт, и он тоже был врач и общественный деятель, находившийся, кстати, под большим влиянием учения Льва Николаевича Толстого. В 1909 году Братт предложил ввести в своей стране систему индивидуального контроля за приёмом спиртного. Говоря коротко, идея Братта заключалась в том, чтобы отныне алкогольные напитки продавать по рационам или, если хотите, по нормативам, т.е., не больше определённого количества бутылок на душу в месяц. При этом порядок отпуска алкоголя был гибким, и мог изменяться в зависимости от личных обстоятельств потребителя. Например, если он попадался на правонарушении, то спиртное ему в течение какого-то времени не продавали. Или наоборот, если у человека планировалось семейное торжество, то продать ему спиртного могли и больше обычного.

Конечно, система Братта, как её позже назвали, введена была не в одночасье, не без борьбы и не на всей территории сразу. Всё происходило постепенно, с разъяснениями, с обратной связью от населения, с соответствующим законодательным обеспечением. Такой планомерный подход к делу, а также личная энергия и харизма самого Братта, неустанно выступавшего перед публикой по всей стране, обеспечили его начинанию успех.

В течение следующих после введения системы индивидуального контроля 40 лет Швеция добилась выдающихся успехов в борьбе с пьянством и алкоголизмом. А когда в 1960 году система Братта, в силу разных политических и экономических причин, была отменена, только за один год заболеваемость белой горячкой в Швеции подскочила почти в пять раз.

Какова мораль? Нет, я не ратую за введение карточек на водку. Это мы уже и сами проходили. Просто я считаю, что наша страна должна искать и находить собственные инновационные и креативные способы снизить потребление спиртного. Потому что решений наших ужасающих алкогольных проблем в готовом виде в мире нет нигде. И поэтому надо думать, пробовать и делать всё самим.

Автор:Артур Кудашев