Все новости
Мнение
4 Апреля 2012, 09:45

Живи, подруга, для себя

Илья Макаров
Журналист
Чего хочет женщина, того хочет Бог. А вы у Бога спрашивали? По-моему, этого не знает сам черт.
Подруга семьи. Родом из детства. Одноклассница. Назовем ее Фина. Или еще проще – Финка. Так все звали ее в классе. Если позвонит, то на телефоне придется висеть час, не меньше. Звонит, правда, редко, но метко.
Сама из семьи торговых работников. Она и в советские времена была круче всех. Папа – в ОРСе. Мама торговала пивом либо молоком. За тем и за другим всегда были большие очереди. Ни одна капля не пролетала мимо кармана. Капитализм для них был как раз самое то. Поступила в торговый техникум. Тут же выскочила замуж. За выпускника крутого нефтяного института. Он – вахтами на Севере. Она - челноком по турциям, польшам и германиям. Страна катилась под откос. Закрывались заводы, фабрики. У Финки было все путем. Открыла «комок» - кто забыл, напомню – коммерческий магазин. Потом еще один. «Комки» утирали нос предприятиям советской торговли по ассортименту, яркости и дефициту. У них родился сын. Начали строить дом за городом. В общем, жизнь – полная чаша.
И тут Финка встретила бывшую школьную любовь. Все говорят, кто-то на нее порчу навел. Не без этого, наверное. У этой любви имя-то было какое-то не совсем мужское – Адель. В общем, она ушла к Аделю. Про мужа, который ждал ее возвращения почти год, забыла. Это еще можно было бы понять. Но она забыла и про сына. Пришла забирать свои манатки - даже не взглянула на ребенка. Мать только рыдала безутешно. Жизнь катилось кувырком. В тартарары летело все, что нажито было непосильным трудом и в буквальном смысле горбом – ибо только спина и руки Финки знают и помнят тяжесть узлов и баулов, которые она тоннами тягала на себе, перевозя иностранные шмотки в Уфу на продажу.
Муж уполз безвозвратно на Север зализывать раны и собирать себя по частям. Оставил ей все, в том числе и дом, взамен того, что она не будет больше никогда в жизни приставать к нему с алиментами на сына. Ибо после всего пережитого он перестал верить не только женщинам, но и самому себе. Долго вглядывался в лицо сына, с каждым разом все меньше и меньше находя сходства с собой.
У Финки началась счастливая жизнь со школьной любовью. Она перетащила вместе с остатками вещей, наконец, и сына в трехкомнатную квартиру, где жила с новым мужем. Адель пила, простите, пил, не просыхая. Она продолжала крутиться, как волчок. Забеременела. Родила. Тяжело стало возить неподъемные грузы из-за границы. Обратилась к любимому. Тот поехал по протоптанной дороге за границу. Просадил там все деньги и вернулся ни с чем.
Она не сдавалась - открыла маршрут на оживленной «денежной» трассе. Запустила автобус на маршруте. Решила посадить на него любимого. Автобус, однако, больше стоял, чем ездил. Причина понятна – муж пил.
Не очень давно Финка позвонила. После трехлетнего молчания. Или двухлетнего. И рассказала о переменах в своей жизни. От мужа ушла, забрав с собой обоих сыновей. Живет у матери в двухкомнатной. После пережитого заработала себе инвалидность на нервной почве. Любовь по имени Адель живет один (или одна) и квасит в трехкомнатной квартире, превратив семейное гнездо в шалман для пьяниц и алкашей.
Поделилась планами. Перво-наперво, лишить мужа родительских прав. Затем отнять у него трехкомнатную квартиру. Продать автобус, маршрут. И зажить!
А как же сыновья? Они почти взрослые и самостоятельные.
Помогать им? Да вы что?! Пусть работают сами. Младший учится заочно и работает.
- Хочу, наконец-то, пожить для себя, - сказала Финка, прежде чем положить трубку.
Встретились недавно с нею. Идет под руку с мужчиной. На лице улыбка. Под глазом – загадочная синева. Присмотреться - припудренный синяк. Совершенно счастлива. Поздоровались. Разошлись. За спиной раздался ревнивый бас ее спутника:
- Кто?
Финке – сорок пять лет. Вся жизнь у женщины еще впереди.
Автор:Макаров Илья