Все новости
Мнение
5 Декабря 2011, 01:00

Барды хороши в свою эпоху

Азамат Саитов
Уж не знаю, станет ли значимым событием для нас новая кинопремьера о Владимире Высоцком. За себя сказать не могу – не видел пока. Однако признаюсь заранее: боюсь разочароваться. Нет, не в певце – его слава и память о нем в народе не требует лишних слов. Это очевидно. Опасаюсь другого: очередной попытки ушлых ремесленников погреться на выигрышной теме. Кто-то может возразить мне: мол, фильм-то снимали по сценарию сына – все ж родной ему человек. И вроде как корысти не имеет. Так-то оно так…
Уже не в первый раз сегодняшние киношники народ держат за примитивный пипл. То очередной ремейк слепят на культовый фильм прошлых лет - тот же, к примеру, «Служебный роман-2». Или же выкрасят в аляповатые цвета черно-белый шедевр о Штирлице. И клянутся при этом на ясном глазу – хотели как лучше! Зритель, мол, жаждет современного прочтения киноклассики. А цветной вариант «Семнадцати мгновений весны», по их разумению, дает новое восприятие любимого киногероя.
Хотя, как мне кажется, сегодняшние творцы и сами понимают, что занимаются непотребным делом. Но нет в них искры божьей придумать что-то свое, хоть ты тресни! А оправдать пребывание в мире больших денег как-то надо. И невдомек им, что творец создает шедевр не ради больших гонораров. Тот же Рязанов, Лиознова, другие режиссеры советских «кинонетленок» снимали фильмы, в первую очередь, для людей. Гонорар, конечно, подразумевался, но не был самоцелью.
Мне посчастливилось знаться с Юлианом Семеновым, литературным родителем Штирлица. Познакомились в пресс-центре Союза журналистов, на Зубовском бульваре. Чем я его заинтересовал – молодой репортер из «Труда» - понял позже. Оказалось, что первый муж его дочери был родом из Башкирии. Когда она рассталась с ним, Юлиан Семенович выговорил ей за это. Прознав, что я недавно переехал в Москву из Уфы, мэтр задружился со мной. Пригласил как-то к себе в мансарду одного из старых арбатских домов в гости, на свой фирменный стейк – жареное мясо по особому рецепту. Мимоходом заметив, что поделился с ним кулинарным изыском Отто Скорцени, личный диверсант Гитлера. Так вот, Семенов рассказывал мне, что писал о Штирлице легко – по странице в день обязательно. Иногда больше, но никак не меньше! «Понимаешь, старик, - говорил он, колдуя над сковородкой. – Пёрла из меня его (Штирлица – прим. авт.) жизнь, самому становилось интересно!» Был он, кстати, легок на подъем. Вчера вроде как собирался посидеть пару дней в архиве Музея Советской Армии, а наутро вдруг звонил в редакцию: приходи, попрощаемся – еду в Ялту (там у него была дача), поработаю… Сейчас вот думаю: если бы увидел своего Штирлица в раскрашенном фильме, что было бы?
У каждого из нас свое первое прочтение любимой книги. И открытие фильма. Например, ни за что не пойду на ремейк «Калины красной», если и до него доберутся нынешние ремесленники от кино. Те же песни Высоцкого я полюбил с бобин катушечного магнитофона «Нота-М», а в комнате над школьным расписанием висела некачественная фотокопия певца. Для моего поколения это та часть жизни, где его хриплый голос нам о многом поведал. И она – в нас.
Вот потому пока и не решаюсь пойти на современную версию о Высоцком, пусть и снятую по сценарию сына. Боюсь, что чем-то покоробит сегодняшнее прочтение его жизни. Он был востребован именно в свое время. Может, и надо было его оставить в памяти таким? Именно в нашей памяти? А у молодых есть свои герои, в наших кумирах они не очень-то и нуждаются…
Как вы думаете?
Автор:Саитов Азамат