Все новости
Мнение
14 Ноября 2011, 01:00

Однажды, 20 лет назад…

Азамат Саитов
— Олежка, ну и когда уже ты допишешь нашу Конституцию, — глумливо доставали мы, телевизионные репортеры «второй кнопки» союзного ТВ, долговязого Румянцева в кулуарах Георгиевского зала Кремля. – Хоть повод будет вытащить тебя в прямой эфир.

Время было такое. Бесшабашное. На дворе — начало 90-х, в стране – раздрай: Горбачев ещё у власти, но без власти, почитаемой и опасной. А в Кремле колобродят новые хозяева жизни — депутаты РСФСР Хасбулатов, Руцкой, наш Мулдашев, «взглядовцы» Мукусев и Политковский, тот же Ельцин…

Помню, с Виктором Егоровым, тюменским депутатом-журналистом и Серёгой Шахраем всерьез на троих обсуждали возможность переноса столицы новой России из Москвы в Ленинград. Или тогда уже Санкт-Петербург? Запросто можно было тогда поднять этот вопрос на очередной сессии народных депутатов РСФСР — и кто знает, а вдруг сегодня многое было бы иначе?

Словом, время было веселое: Москва лежала у наших ног напуганная и безвольная, вся в растерянной нищете, на улицах по вечерам темно — ни реклам тебе заманчивых, ни скопища дорогих иномарок. И мы — телевизионщики, собранные со всей страны по выбору Главной редакции телепрограмм для РСФСР, так называемой «второй кнопки». Тех, кто себя хорошо показал у себя в регионах. Из них-то и собрали костяк журналистов, способных работать в прямом эфире без мандража. И неважно было, откуда ты: с уфимской улицы Гафури или, скажем, из Курска, как Вадик Симоненко, покойный…

Только спросили: «Сможете из Георгиевского зала Кремля вещать в прямом эфире?» — «Да запросто!» - отвечали мы. И интервьюировали — филигранно, весело, без дураков. Так я вошел в десятку ведущих телетрансляции первого съезда народных депутатов РСФСР. Тогда еще не было канала «Россия» и его «Вестей», а на первой кнопке царствовали «Взгляд» и Молчанов с «До и после полуночи». «Вестевики» — Флярковский, Гурнов и другие — появились на прямых трансляциях позже, на втором Съезде нардепов…

Кстати, Олег-то Румянцев, которого мы постоянно подначивали за ворох папок, что вываливались у него из подмышки, труд свой дописал. И нардепы приняли Конституцию новой России. Так и создавалась в те годы история страны. Как бы в шутку, внешне не всерьез. Тогда, в курилке Георгиевского зала, все мы были равны. И Руцкой, и Мулдашев, и Бурбулис окаянный, и Шахрай, и мы — журналисты, выходящие на дню по два раза каждый в прямой эфир на страну с отчетами о работе съезда. Потому как собрал нас всех в Москве ветер перемен, воспетый музыкантами «Скорпионз».

А спустя малое время наши сокурильщики начали дербанить великую империю. Одни, как Хасбулатов и Руцкой, пошли настоящей кровопролитной войной на своего соратника-выдвиженца Ельцина, Бурбулис стал идеологом чертового Беловежского сговора, Серёга же Шахрай обнаружил в себе дар великого спеца по национальной политике новой России. А, к примеру, Исмагил Габитов, «серенький» министр башкирского сельхоза, во время телеинтервью которого мне приходилось держать в свободной от микрофона руке «шпаргалку» с готовым ответом на свой же вопрос, стал со временем настоящим «серым кардиналом» при Рахимове…

Это было всего каких-то 20 лет назад. А может целых два десятилетия назад?

Автор:Саитов Азамат