Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Деревни в Башкирии вымирают

Деревни в Башкирии вымирают Фото автора. Фото автора.
17.06.2013 12:50:15

Недавно сплавлялись по Юрюзани. При этом удалось пообщаться с местными жителями. Представилась возможность вблизи посмотреть на жизнь деревень в удаленных, достаточно глухих местах республики — Нуримановском, Дуванском, Караидельском районах. Люди очень откровенно, даже с удовольствием рассказывали, чем занимаются, чем живут. Работы в этих местах в основном нет. Кто-то сезонно работает на лесопилках, кто-то ездит вахтами на Север, кто-то просто живет своим хозяйством, ловит рыбу, разводит скот, держит пчел.

В начале пути нашим проводником был Алексей Андреев. В свое время он был председателем совета посёлка Красный Ключ, сейчас на пенсии. А раньше долго работал учителем, затем директором в школе деревни Первомайск Нуримановского района. Через Первомайск проходил наш путь.

Первомайск.

— Первомайск был образован как поселок лесорубов в 1950 году, — рассказывает Алексей Васильевич.

Алексей Андреев.

— Здесь был очень крупный лесопункт Яман-Елгинского леспромхоза, населения было 1500 человек. А сегодня в Первомайске проживают всего около 350 человек.

Первомайск.

— Раньше вдоль узкоколейной дороги, которая была проложена для вывоза леса, располагались 13 населенных пунктов, в которых жили в общей сложности почти 11 тысяч человек. По узкоколейке ходили сначала паровозы, потом мотовозы, потом тепловозы. Все вокруг гремело, дышало, люди рождались. Леспромхоз давал очень много для развития социальной инфраструктуры всех близлежащих населенных пунктов. В Первомайске была построена хорошая школа со спортзалом, с мастерскими, участковая больница на 25 коек, работали хорошие врачи. И вот в 90-е годы все стало разваливаться, леспромхоз распался. Рельсы с узкоколейки растащили предприимчивые дельцы. Часть успел все-таки забрать район, но денег, вырученных от их продажи, наверное, даже не хватило на то, чтобы выплатить долг работникам леспромхоза.

От 13 населенных пунктов остались только Яман-Порт и небольшая деревня Устье Яман-Елги в несколько дворов. На месте других практически ничего не сохранилось.

Сейчас через Первомайск прокладывается дорога в сторону Екатеринбурга, я доволен, что для населения будет работа, деревня будет жить, — говорит Алексей Васильевич.

Кстати, когда мы подъезжали к Первомайску, нам показали недавно построенный завод по глубокой переработке леса, который нынешней зимой раздавило снегом.

Раздавленный завод.

Наши проводники довезли нас до реки, далее мы поплыли на рафте, а они вернулись домой.

Долгое время по берегам Юрюзани в Дуванском районе нам не встречалось вообще никаких населенных пунктов. Затем было несколько маленьких деревень с некрашеными домами и заборами.

В селе Калмаш, достаточно крупном по местным меркам, мы высадились и отправились общаться с людьми. Анатолия Григорьевича Ершова местные жители порекомендовали нам как пчеловода. Он действительно держит пасеку.

Анатолий Ершов.

На горе мы разглядели здание школы и заинтересовались — работает ли она. Оказалось, что супруга нашего собеседника Анастасия Тимофеевна была долгое время ее директором и может рассказать подробно о ней.

Школа в Калмаше.

— В прошлом году школа закрылась, — рассказывает Анастасия Тимофеевна.

Анастасия Тимофеевна.

— Здание сейчас стоит, даже окна целые пока, и полы не разобрали еще. А дети сейчас ездят учиться в другие населенные пункты. Старшеклассники, их 16 человек, на неделю отправляются в интернат в райцентр Дуван. В понедельник утром за ними приходит автобус «пазик» и везет детей за 33 километра от дома. В субботу они возвращаются обратно. А младших ежедневно возят на «газельке» в деревню Октябрьский за четыре километра.

В Калмаше сейчас живут 37 пенсионеров и 37 человек работоспособного возраста. Из них 12 мужчин, они ездят на вахты, причем, совершенно в различные места — в Свердловскую область, на Ямал, в Сочи. В своем районе работы для них нет. Женщины пристраиваются, где могут — в медпункте, в магазине, в детском саду, который, к счастью, еще есть.

Анастасия Тимофеевна была директором местной школы с 1970 по 1984 год. Тогда в школе училось 600 человек. Во всех ближайших населенных пунктах были дети, их привозили из Сафоновки, Бурцовки, Комсомольского, Октябрьского, Потаповки. Работали 26 учителей. Для них было построено двухэтажное здание, там учителям давали квартиры. Был интернат для детей из близлежащих деревень. Только из Сафоновки тогда приезжали 70 детей. А теперь в Сафоновке детей нет совсем.

Следующим пунктом нашей высадки была как раз Сафоновка.

Сафоновка.

Как следует из названия деревни, практически все здесь Сафоновы. Зашли в гости к Дмитрию Васильевичу Сафонову. Ему 76 лет, в юности он потерял ногу, тем не менее всю жизнь работал в совхозе, пчеловодил, собирал за сезон по 50-60 центнеров меда. А сейчас, когда здоровье стало подводить, пришлось лечь в больницу села Месягутово и услышать там от врачей горькие слова: «Если бы вас парализовало, мы бы вам инвалидность дали, а так не положено».

Дмитрий Сафонов.

Неподалёку от отца дома его сына Михаила с семьей и дочери Надежды, ныне Катаевой.

Надежда сейчас на пенсии, а раньше работала почтальоном. В Калмаше есть отделение связи, Надежда три раза в неделю пешком шла туда, а расстояние не маленькое —12 километров, забирала почту и разносила ее в Бурцовку и Сафоновку.

Надежда Катаева.

— Который раз на лошади, на мотоцикле кто подвезёт, а так пешком ходила, 18 с половиной лет отработала. Раньше здесь совхоз был, животноводческая ферма работала, молодняк крупного рогатого скота выращивали. В 90-х развалился совхоз, в 2004 году закрылась ферма. Раньше-то в деревне дворов 30-40 было, а потом, как людям работы не стало, многие уехали. Сейчас дворов десять осталось, в основном пенсионеры живут. Скотину держат — коров, овец, разводят пчел. Уже лет десять, как нет начальной школы. И магазин четыре года назад закрыли. Ничего нет.

По соседству дом Александра Сафонова. Когда был совхоз, он работал трактористом. А сейчас живёт своим хозяйством. Держит коров, овечек, кур. Выращивает картошку, овощи.

Александр Сафонов.

Ниже по течению Юрюзани ещё несколько деревень. Но картина везде примерно одинаковая. Мужчины зимой работают, например, на лесопилке, летом занимаются хозяйством. Или ездят вахтами туда, где есть работа. Те, кто на пенсии, занимаются огородом, скотиной. Ближе к обжитым местам возможностей, конечно, побольше. Но это уже другая история.


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 4, Баллов: 20




Мне нравится2
Ярослав Бенин
Цитата
В Калмаше сейчас живут 37 пенсионеров и 37 человек работоспособного возраста. Из них 12 мужчин, они ездят на вахты, причем, совершенно в различные места — в Свердловскую область, на Ямал, в Сочи. В своем районе работы для них нет. Женщины пристраиваются, где могут — в медпункте, в магазине, в детском саду, который, к счастью, еще есть.
Более чем красноречивый ответ на вопрос - "Нужны ли нашей экономике мигранты?".

Охранители, объясните этим внутренним трудовым мигрантам, почему завозятся таджики. Расскажите им про рост ВВП и преимущества ВТО.  
Мне нравится0
Аустенит
Классная статья!
Вот эта ситуация, которая сложилась в районе один в один напоминает то, что когда-то было в Белорецком районе в Каге.
Многие, кстати, пытались описывать турбазу Толбазы, саму деревушку Кагу, но все пальцем мимо жо...
А ведь сами владельцы базы с удовольствием и очень подробно описывают сложившееся положение дел и как они нашли из этого выход. Более того, посильно стремятся распространить свой опыт на всю республику, а в перспективе и на всю Россию.
Единственный, кто хоть на что-то обратил внимание, это Эйгенсон. Ему понравились унитазы.

Но суть, на самом деле, проста как десять копеек. Изначально деревушки гибли. Ранее там было много железоперерабатывающих заводов. Но со временем недра были исчерпаны, а люди в деревнях остались. Нужно было как-то выживать.
Ситуация осложнялась фактическим отсутствием дорог и минимально возможными для развития ресурсами. Деревни, разумеется, гибли. В прямом смысле. Это голод, безработица, алкоголизм, отсутствие перспектив к развитию ввиду отдаленности от цивилизации.
Все что было, это невзрачненькие местные достопримечательности, микрогидростанция чуть ли не на 20 кВт, источники пресной воды и малочисленные, но очень сильные и терпеливые люди.
Так вот выход из положения был найден (можно сказать, гениальный). Главный недостаток - бездорожье, сделали достоинством. Основным направлением турбазы сделали транспорт. Это лыжи, снегоходы, лошади. Отдыхающие, фактически, покупают "туры на снегоходах", скажем, из Каги в Татарию и обратно. И все это в отсутствие цивилизованных способов добраться до пункта назначения.
Далее первоначальная идея начала обрастать новыми идеями. Например, празднование масленицы с десятками русских троек, сами конные прогулки, баня, святой источник с целебной водой и отдых в отдалении от цивилизации.
Кстати, очень многие заметили, что всего лишь один день проведенный в Каге дает просто удивительный прилив сил, не говоря уже о "переломе сознания".
Сейчас Тулбазы одна из самых известных турбаз в республике.

Если рассматривать Юрюзань с тех же самых позиций, то ресурсов у них гораздо больше. Единственная сложность к развитию, это невозможность туда добраться.
А ведь там есть классная рыбалка, куча зелени и, судя по всему, классный воздух. Если учесть, что там много известняка, значит есть и источники минеральной воды, не уступающей местами, скажем, красноусольской.
Опять же, высокая влажность ввиду наличия реки, а значит возможность заниматься скотоводством. Это подтверждает и пчеловодство.
Чтобы Юрюзань стала востребованной в плане туризма, необходимы, во первых, цивилизованные дороги. Во вторых стоит задуматься о искусственном создании условий для развития турбизнеса. Причем обязательно с честной конкуренцией.
Таким образом район можно будет поднять.
Мне нравится1
Радик Мухарямов
Раньше, не так далеко от Кирзи (это выше по Караидели) была вымирающая деревенька Александровка, если не ошибаюсь. Наш Минлесхоз взял её себе, чтобы вытащить из нищеты, но не одолел. Осталось ли там чего? А ведь это было ещё при советской власти.
Мне нравится0
Любовь Колоколова
Знакомая картина... То же самое во многих регионах России. А ведь именно селом должна быть сильна страна.
Мне нравится0
Айдар Бикмаев
Не умеешь рисовать — стань
фотографом, не умеешь играть на
музыкальных инструментах — стань
диджеем, не умеешь петь — стань
рэпером, не умеешь писать — стань
блогером, ничего не умеешь — стань
политиком.
Мне нравится0
unibrom.livejournal.com
Спасибо за статью. Я родился в Калмаше - отец там работал учителем (Черепанов Я.В,). Там и школу окончил. В Бурцевке (местные называют Бурцовкой) ещё дом стоит родительский. Пока есть лес, какие-то люди на Юрюзани жить будут, но, думаю, лишь в одном населённом пункте. остальные превратятся в урочища, как уже превратились, если перечислять снизу вверх по реке в пределах Дуванского района: Трапезниковка, Смольниковка, Валеяз, Малая Сафоновка, Греховка, Волковка, Елабуга, Карповка, Сарапуловка, Ежовка... Не говоря уже о многих посёлках, построенных тоже исчезнувшим леспромхозом. Умер он, кстати, ещё до перестройки , когда все леса в округе повырубили. Казалось, что они бескрайние, а вот, как там выражаются, "на вот". Власть относится к своей земле, как к колонии.
Дикий туризм (рыбалка и охота) там и сейчас есть, а для организованного нужны инвестиции. Весь район - это депрессивная зона. Впрочем, природе от этого только лучше.
Про "невозможность туда добраться" - неправда. Я на легковой машине из Москвы не раз приезжал. В плане доступности есть намного более глухие места. Вот красивее - мало.

Мне нравится0
Лаис Разетдинов
В моём родном Камаево (Бакалинский р-н) было всё для работы - фермы, поля, овощеводство... Потом не стало колхоза, школы, медпункта, магазина. Остались в двухстах домах через дом одни пенсионеры. Не помогли деревне поздновато прибывшие дорога, газ, вода... Если в деревне нет школы, медпункта (и инициативных предпринимателей) - деревня обречена стать большой могилой.

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: