Все новости
Туризм
3 Сентября 2013, 12:19

Уфимцы разгадали главную загадку Украины

Советские люди шутили: «Курица не птица, Польша не заграница». Жизнь изменилась, и сегодня в роли «почти заграницы» для нас выступают Киев и Львов.

Фото автора.

Советские люди шутили: «Курица не птица, Польша не заграница». Жизнь изменилась, и сегодня в роли «почти заграницы» для нас выступают Киев и Львов, в прошлом главные города бывшей союзной республики. Благо, туда всё ещё можно попасть не только без визы, но и даже без загранпаспорта: Украина пока ещё не отменила въезд по национальному российскому. Более того, при некоторых банковских операциях «загран» на Украине просто не примут.

Вместе с тем, удобства свободного въезда не надо преувеличивать. Если вы не предпочли самолёт, то готовьтесь к долгому общению с таможенниками. Если вы едете не на море, а в тот же Киев, то зверства таможни (вроде конфискации тех денег, которые вы позабыли вписать в декларацию) вряд ли вас ждут. Но хлопоты всё равно оставляют неприятный осадок, да, к тому же, вместе с пограничниками по поезду начинают шастать всякие сомнительные личности, предлагающие поменять рубли на гривны. Откуда они берутся, никто не знает, но вместе с ними исчез с вагонной полки мой телефон.

Чтобы уж закрыть эту тему транспорта, отмечу ещё главные плюс и минус. Минус: напрямую из Башкирии в Киев сейчас попасть трудно, остался только один авиарейс, выполняемый «Трансаэро» дважды в неделю. На поезде же придётся ехать с пересадкой в Москве или Ростове, или на транспортном узле под интригующим названием Сухиничи. Плюс: поезда на Украине как минимум вдвое дешевле российских. Главное — знать одну хитрость. Не заказывать билеты через российские сайты или сервис РЖД, а идти напрямую на сайт украинских железных дорог.

Это, кстати, главная загадка Украины (и один из главных плюсов отдыха в этой стране): всё гораздо дешевле, чем в России, иногда в разы. Конечно, если мы не берём в расчёт Крым, где цены растут, как на дрожжах. Номер в центре Львова за трое суток обошёлся нам ровно так же, как обошёлся бы номер в уфимской гостинице за одни сутки. Обильный обед на двоих в центре Киева примерно равен по цене менее обильному обеду на одного в каком-нибудь уфимском бистро (а с нашими «ресторанами украинской кухни» страшно даже сравнивать).

Заведения украинской кухни в Киеве, разумеется, на каждом углу, и главная опасность, которая вас там подстерегает, — лишние килограммы, потому что всё, что там предлагается, сколь изумительно вкусное, столь и калорийное. Жильё лучше поискать на интернет-сервисах вроде booking.com: лучшим вариантом будут не гостиницы советского размаха, а «апартаменты», на практике — нечто среднее между съёмными квартирами и хостелами. Наладив быт, отправляйтесь гулять по центру: кому-то будут интересны соборы, кому-то — своеобразные, времён модернизма начала ХХ века, дома...

Впрочем, советская эстетика проехалась по Киеву тяжёлым катком, поэтому внушительный ансамбль Крещатика вряд ли потрясёт воображение: здесь сталинские «архитектурные излишества», конечно, поэффектнее, чем на Тверской в Москве (а уж тем более — на Первомайской в Уфе), но по сути это всё одно и то же.

Выбираться из центра имеет смысл только в Киево-Печерскую лавру, просто потому, что это тоже интересный район, живущий какой-то особенной жизнью.

Здесь же можно найти оригинальные сувениры и подарки. В сами пещеры, в которых когда-то жили отшельники, спускаются далеко не все: это и дорого, и атмосфера, как говорится, на любителя.

Приехав во Львов (а скоростной поезд домчит до него от Киева часов за шесть), вы увидите совсем другую Украину. Не хочется повторять штампы про «западенцев», уклад жизни которых гораздо ближе к польскому, чем к российскому... Тем более, что эти штампы часто поверхностны. Во Львове действительно не говорят по-русски, но не потому, что не любят россиян: по крайней мере, никаких признаков этого я не увидел. Просто молодое поколение (то есть все, кто встретит вас в качестве администратора гостиницы, бармена, официанта и т.д.) действительно не знает русский достаточно хорошо, чтобы свободно на нём говорить. Поэтому всё, что вы скажете, поймут (и примут вполне благожелательно), просто отвечать будут, скорее всего, по-украински. Но, в конце концов, здесь это выглядит менее странно, чем в Киеве, где уж точно все говорят по-русски, однако ни одной русской надписи (баннера, вывески и т.д.) вы, скорее всего, не встретите. Через какое-то время это «лицемерие» начинает немного раздражать.

То, что говорят про Западную Украину, уже больше походит на экзотику для туристов (кстати, как это ни смешно, во многом — для российских туристов), нежели на какую-то идеологическую позицию. Во всяком случае, на улицу Джохара Дудаева, на которой мы жили, идут, чтобы сфотографироваться на фоне адресной таблички. Культ УПА — Украинской повстанческой армии, сотрудничавшей с фашистами, — давно уже стал экзотическим товаром, и магнитики с фотографиями деятелей в чёрной форме раскупают быстрее, чем магнитики со львами. Местный штаб националистов нам описывали как гламурное полупитейное заведение, на входе в которое спрашивают пароль, и отвечать надо: «Героям слава!..»

Главное во Львове, конечно, не эта брутальная гитлеровщина, а то, что это — удивительно красивый европейский городок в духе Праги или Таллина, или того синеватого готического Стокгольма, который мы помним с детства по мультику про Карлсона.

Проще всего сразу же на вокзале купить туристическую карту и ходить по ней хаотично: от одного костёла к другому. Подолгу плутая по старым улочкам и отдыхая в кофейнях: Львов — город кофе.

Не знаю, почему так получилось, но во Львове буквально культ кофе, который здесь называется «кава» и который варят на каждой улице. А можно просто кататься по центру на трамваях и придаваться ностальгии: ведь в них остались компостеры, которыми надо пробивать билетик...

Автор:Игорь Савельев