Все новости
Общество
21 Мая 2021, 14:41

Чем опасны для уфимцев смердящие руины «Химпрома»

О серьезнейшей проблеме, которую нужно решать уже сейчас, рассказывает доктор химических наук, профессор, заслуженный деятель науки БАССР Марс Сафаров.

Фото: Radiolexx - собственная работа, CC BY-SA 4.0, с сайта www.commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=79211478
Фото: Radiolexx - собственная работа, CC BY-SA 4.0, с сайта www.commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=79211478

Насколько опасны «останки» заброшенного химзавода для жителей Уфы? О серьезнейшей проблеме, которую нужно решать уже сейчас, рассказывает доктор химических наук, профессор, заслуженный деятель науки БАССР Марс Сафаров.

— В свое время был создан всем известный завод «Химпром», он производил очень ценные продукты. Надо сказать, что неценных продуктов заводы не производят. Заводы должны работать, и нужно находить разумный компромисс между экологией и экономикой. Это самое трудное в нашей жизни. В чем особенность «Химпрома» как источника диоксинов? C моей точки зрения, самое загрязненное место в мире диоксинами — это Уфа и Стерлитамак. Особенность заключается в том, что на этом предприятии все производства производили диоксины, не специально, не умышленно, не зная об этом, — рассказывает ученый на экспертном совете по экологии при комитете Госсобрания-Курултая РБ. — Поэтому мы не будем вешать ярлыки и искать виновных. Что получилось? C моей точки зрения, на территории «Химпрома» зарыто две тонны диоксинов. Человечество масштабно уже встречалось с диоксинами. Так, в итальянском городе Севезо произошла авария, сработал предохранительный клапан, при этом в природу попало два килограмма диоксинов. Были организованы масштабные работы по утилизации этого промышленного предприятия. Завод был немедленно закрыт, население эвакуировано, начались работы по дезактивации, на 18 квадратных километрах грунт был снят, вредные вещества спрятаны в специальные ямы, сверху присыпаны грунтом. Затем там высадили оливковую рощу (сейчас это место для туристических экскурсий). Другой общеизвестный случай произошел во Вьетнаме во время войны. Американцам очень мешали солдаты северного Вьетнама, которые воевали как партизаны в южном Вьетнаме. Американская армия решила перекрыть границу между северным и южным Вьетнамом, «поливая» ее дефолиантами «Agent Orange. Всего было сброшено на границу за шесть лет самолетами и вертолетами в составе ядохимикатов по признанию правительства Штатов от 180 до 230 килограммов диоксинов. Солдаты отравились сами (200-300 тысяч ветеранов войны во Вьетнаме получают в связи с этим пособия и преференции) и миллион вьетнамцев. Заражена масштабная территория лесов — там ничего не растет по сей день.

На «Химпроме» — две тонны. Вот из этого и надо исходить.

Как отмечает профессор, есть детальные карты. Лучшие в России лаборатории (которые в настоящее время уничтожены) провели около тысячи анализов на территории «Химпрома». В этой части нет никаких секретов, там ничего не надо изучать, все известно. «Химпром» находится в черте города. Многие считают, что если «Химпром» закрыт (временно с 2004, в 2014-м признан банкротом), то проблемы нет. Это глубочайшее заблуждение! Смердящие руины Химпрома каждого уфимца начиняют в течение года одним пикограммом диоксина. И это останки неработающего завода! Поэтому у нас нет выбора, убирать или нет, дезактивировать или нет. Нет такого выбора, это надо сделать. Это не Севезо, где было затронуто 18 квадратных километров. Территория завода большая, 143 гектара промплощадки, затем площадка санитарно-защитной зоны.

И еще один вопрос — как на этой территории расположили молочный завод?

Обычно я не только анализирую, но и предлагаю варианты, говорит Марс Сафаров.

— Итак, давайте подумаем, 143 гектара промплощадки, плюс санитарно-защитная зона, плюс городская свалка, куда вывозились вещества с Химпрома, плюс территория Института химзащиты растений — это больше чем 600 гектаров. Причем диоксины у нас не лежат на поверхности, как в Севезо, они проникли на глубину 20 метров до грунтовых вод. Поэтому грунт нужно удалять с 600 гектаров площадей на глубину по крайней мере, 15 метров. Это «вселенская» работа, человечество таких работ не выполняло, поясняет уфимский ученый. — Такая задача перед нами стоит, если мы хотим, чтобы Уфа существовала на географической карте.

Как в Севезо, уложить в мешки и где-то спрятать — не выйдет, кто это все примет? Где вы найдете шахты, глубокие места в морях и т.п.? Нет таких мест. Поэтому нужен так называемый «саркофаг». Если мы хотим диоксинсодержащий грунт изолировать, это можно сделать на месте. Огородить по периметру, изолировать снизу от грунтовых вод — вполне реально. Это единственно возможный вариант. И это вариант гибкий. Ведь «саркофаг» нужно строить там, где это необходимо. На заводе есть шламонакопители (из двух тонн диоксина основная масса сконцентрирована именно здесь). Это площадь в 50 гектаров, что тоже немало. Поэтому в первую очередь я построил бы саркофаг, похожий на чернобыльский, охватив именно свалку шламонакопителей.

— Теперь несколько слов о здоровье. Уфе грозит в один момент стать самым опасным с точки зрения рака местом в России, — полагает профессор. — Когда я начал заниматься этой проблемой, в Уфе было 160 заболевших на 100 тысяч населения. А сегодня 467. Самый страшный момент, когда вы обнаружите и осознаете, что Уфа — «раковый город», уже будет поздно что-либо делать. Это самая большая опасность. Отравление диоксином еще называют «вкрадчивой смертью». Не надо надеяться, что со временем «рассосется». Нет, не «рассосется». Период полураспада диоксина в почве при благоприятных условиях, в щелочной среде составляет до 20-25 лет. То есть через 20-25 лет две тонны, которые содержатся на «Химпроме», превратятся в одну тонну. И так далее. На «Химпроме» есть участки, которые даже разово проходить опасно. То есть можно сделать вывод, что если не очистить эту территорию, чисто не будет никогда. Нельзя надеяться, что природа очистится сама. Даже малые концентрации диоксина смертельны.

Ученый приводит следующий факт — для Уфы, как города, смертельны три килограмма диоксина.

По словам Марса Сафарова, американским профессором в 1990 году в Уфе проводились исследования, и было установлено, что в крови уфимцев содержится 12 пикограммов диоксина (и это еще в то время). Как уже говорилось, каждый год в организм уфимца попадает один пикограмм этого вредного вещества. Еще лет 30 пройдет, и последствия проявятся в полной мере. Для сравнения — в мире этот показатель составляет около трех-четырех пикограммов.

— Ленин в свое время сказал кратко: «Или Бог нас уничтожит или мы его». Перефразируя это выражение, могу сказать: или мы победим диоксин, и вычистим «Химпром» от диоксина, или диоксины прикончат уфимцев, — подводит итог деятель науки.

Автор:Святохина Дарья
Читайте нас в