Все новости
Общество
26 Ноября 2020, 08:25

Как в Башкирии пресечь экстремистскую деятельность

Эксперты рассказали, как на их взгляд, нужно бороться с проявлениями экстремизма и терроризма.

Фото Олега Яровикова.
Фото Олега Яровикова.
В Башкирии эксперты высказались по поводу вынесения приговора жителю Чишминского района, призывающего к экстремизму. Его оштрафовал Центральный окружной военный суд Екатеринбурга на 300 тысяч рублей. В июле нынешнего года этот же суд вынес приговор 18-летнему жителю Межгорья за содействие терроризму.
Эксперты рассказали, как на их взгляд, нужно бороться с проявлениями экстремизма и терроризма.
Член Комитета Госдумы РФ по государственному строительству и законодательству Зариф Байгускаров отметил, что законодатели в 2017 году приняли изменения в Уголовный кодекс России, в частности, статью 205.2 «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма». Это было сделано, чтобы пресечь такие преступления на начальном этапе и препятствовать распространению экстремистских материалов на интернет-ресурсах и в социальных сетях.
— Молодых ребят вербуют в социальных сетях, им пропагандируют идеи ваххабизма, а потом они отправляются в горячие точки на Ближнем Востоке, чтобы создавать исламское государство. Уезжают даже семьи, их родители неоднократно обращались, чтобы удалось вернуть хотя бы внуков. Я занимаюсь этим вопросом лично, — сказал Зариф Байгускаров. — Чтобы этого не допустить должны быть бдительны сами родители, следить за поведением ребенка. К сожалению, в исламе есть тоже свои течения, которые проповедуют ваххабизм. Здесь нужно активно работать нашим мусульманским религиозным деятелям, школам, вузам, а не только правоохранительным органам.
Иногда СМИ пишут, что с молодыми ребятами поступают слишком жестко, они ведь ничего не сделали. Когда сделают, будет поздно. Лучше сейчас молодого человека остановить, и в дальнейшем можно будет избежать больших жертв.
По мнению, публициста Шамиля Валеева, необходимо изучать и доступно разъяснять новые цифровые опасности, которые носят специфический характер, такие как «феномен самовербовки».
— Сейчас эмиссарам террористических организаций и специалистам по демотехникам нет нужды охотиться за головами с четкими инструкциями по изготовлению самодельных взрывных устройств. Пройдя определенный цифровой путь, молодой человек сам может вступить в какие угодно ряды, — отметил Шамиль Валеев. — Кроме того, заблуждение о том, что интернет анонимен и непрозрачен, для спецслужб мира является очень наивным. Думаю, необходимость разъяснения этих обстоятельств лежит на исполнительной власти и на правоохранительных органах — профилактика эффективнее жестких мер. У нас пока преобладает информация о запретах и санкциях, и есть острый дефицит убедительных разъяснений угроз и механизмов подобных действий.
Шамиль Валеев считает, что террористическая и экстремистская угроза — очень специфическая сфера деятельности, в которой разобраться дано не каждому и не всегда.
— По какой-то причине у нас есть только «ата-та» на эту тему. Однако мало информации, разоблачающей, раскрывающей вред такой деятельности, — сообщил он.
Заместитель председателя Общественной палаты Башкирии Олег Галин считает, что ни органы правосудия, ни суды не смогут остановить экстремизм. В первую очередь, важно воспитание подрастающего поколения.
— Как мы видим, согласно статистике, пропагандой экстремизма, терроризма занимаются, в основном, молодые люди. Эта тенденция устойчиво прослеживается, — рассказал он. — Определенное количество из них делают это неумышленно, не понимая, что они занимаются пропагандой терроризма и экстремизма. Кто-то воспринимает это как шутку и не понимает, какой характер несут эти убеждения. Для этого должна работать система просвещения, должны воспитываться патриотические чувства, любовь к Родине. Для этого должны работать школы и психологи в этих учебных заведениях. У нас, к сожалению, в школах психолог приступает к своей работе только в катастрофической ситуации, когда ребенок оказывается в сложной семейной ситуации. А вот профилактика, чтобы объяснять молодым людям, что такое хорошо и что такое плохо, не ведется.
Максимально нужно просвещать людей в свободных источниках — социальных сетях. Государству нужно планово вести там просветительно-разъяснительную работу, что терроризм — это плохо, экстремизм — это плохо. Идеалы, которые поддерживаются в этих организациях, направлены не на развитие общества или человека, а поддержание одной единственной идеи, наоборот, жертвуя людьми. Нужна повсеместная работа по просвещению. Правоохранительные органы вступают в работу, когда пресекают преступление. От родителей тоже многое зависит. Сейчас ребенок приходит в первый класс, акселерация мощнейшая, у него уже какие-то сформированы идеалы, и опять-таки из интернета. Поэтому, как эти террористические организации вербуют в интернете и т. д., так надо для наших органов просвещения, образования правительству прописывать определенные программы и заниматься пропагандой нормального образа жизни, антитеррористического, антиэкстремистского в соцсетях.
Детям с малых лет, чтобы не мешали, родители дают планшет, и они там сами себе предоставлены. Начинают серфить в интернете, натыкаются на эти группы, читают, и в мозгу происходит какой-то перелом. Кто-то решает поиграть во взрослого, как парень из Межгорья. Началось все с баловства, а закончилось очень печально. В данной ситуации поблажек не должно быть никому. Если ты этой пропагандой занялся, незнание закона не освобождает от ответственности. Силовые органы проводят серьезную экспертизу всех высказываний, действий в интернете. Специалисты оценивают, что это - глупость, игра или пропаганда. Органы предварительного и судебного следствия устанавливают, в первую очередь, умысел. Имелся ли умысел, имелась ли подготовка к преступлению, был ли сговор, организация группы. Все это оценивается в совокупности.
Я считаю, что пропаганда террористических организаций, террористических актов и экстремизма — одно из самых тяжких преступлений.
Член Общественного совета при МВД Башкирии Наиль Ишмуратов отмечает, что в первую очередь нужно обратить внимание на круг общения молодого человека. Тогда станет понятно, кто пытается через него транслировать свои идеи.
— Что касается экстремизма, Общественный совет на этой теме очень часто останавливается, и когда мы ездим по районам, это является одним из наших основных направлений, — сообщил Наиль Ишмуратов. — Мы всегда просим представителей религиозных организаций, учителей, педагогов средних учебных заведений (техникумов, колледжей, филиалов институтов), чтобы они часто поднимали вопросы нетерпимости подобных возможных националистических, расовых и религиозных преследований. Когда дело касается молодых людей (до 25 лет), большое влияние имеет круг общения. Мнения родителей, педагогов, мнения старших для большинства вообще не авторитет. Они прислушиваются к своему окружению: к своим друзьям, товарищам. С кем водятся, тех и слушают. Следить надо за окружением и фильтровать общение детей. Кто-то обычно подсказывает разные сайты, в том числе и экстремистской направленности.
— Сейчас очень легко отследить, какие сайты посещает ваш ребенок: по телефону и запросить у интернет-провайдера трафик, — продолжил беседу Наиль Ишмуратов. — С помощью провайдера можно поставить определенные ограничения, дальше которых ребенок не зайдет. Это касается, помимо экстремизма, еще и проблемы суицида среди несовершеннолетних. Это тоже большая проблема. Лучше проанализировать посещение интернет-пространства детей до 14 лет. Потому что психика в этот период настолько мягкая, что поддается всевозможным тлетворным влияниям. Потом трудно все это будет из ребенка вынимать, то есть переделывать. В 10-14 лет стремительно идет психологическое становление личности. Что за эти четыре года было заложено, то глубоко остается. Потом это может дать о себе знать в 40 или 45 лет, когда какая-то тема созревала и в переломный момент проявилась. Просто так не бывает. И читать литературу такой направленности не будет. Этому предшествует какой-то толчок: либо из прошлого, либо из настоящего.
Люди неизвестно на что надеются: призывают, читают, оставляют какие-то комментарии. Через социальные сети нужно доносить, что все их записи изучаются определенными людьми, и одно неосторожное слово при заключении трех экспертов будет считаться как призыв. Не нужно, чтобы кто-то куда-то вступил, кого-то убил, там довольно только призыва. А призыв — это субъективное мнение экспертов, к которому прислушивается судья. Интернет чем хорош и плох, там следы везде остаются и надолго. Что попало в сеть, там практически остается навсегда. Иногда некоторые записи спецслужбы создают, чтобы посмотреть, кто откликнется, чтобы потом отслеживать их активность. В обычных сетях ставят улавливатели определенных выражений, определенных слов, а потом доказывай, что этого не говорил. У нас все в электронике, и любой эксперт определит, что сообщение послано с твоего телефона, ноутбука. Ребята, высказывайте то, что в рамках закона, а лучше прочитайте Уголовный кодекс. За последнее время там появилось с развитием интернета столько интересных статей.
— У нас раньше как было публичное высказывание? Собралось несколько человек, ты чуть выше встал и громко сказал. И это признавалось публичным высказыванием. Сейчас намного проще. Признается, что какая-то определенная сеть имеет широкий круг участников. Теперь это считается публичным местом. Записал в инстаграме или еще где-то. И все. Это предупреждение всем, — резюмировал Наиль Ишмуратов свое обращение пользователям интернета и владельцам страниц в соцсетях.



Автор:Шакиев Владимир
Читайте нас в