Все новости
Общество
19 Ноября 2019, 17:57

Чем закончились громкие конфликты в уфимских школах

В двух уфимских школах произошли конфликтные ситуации. Разбираемся вместе с экспертами.

Фото: ФБ, личная страница Миланы Скоробогатовой.
Фото: ФБ, личная страница Миланы Скоробогатовой.
В одной из уфимских школ в последний день перед осенними каникулами произошла конфликтная ситуация. Учеников, которые плохо справились с заданиями контрольной работы, учитель оставила убираться в классе после уроков. Один из учеников посчитал это решение несправедливым и оскорбительным. По его мнению, убираться должны все — и хорошисты, и отличники. Это он и высказал учителю. Но ничем хорошим дело не закончилось. Во время словесной перепалки учитель в сердцах обозвала школьника обидными словами. Причем произошло это прилюдно — в присутствии других учеников.
Спускать дело на тормозах школьник не стал и написал обращение к Главе Башкирии Радию Хабирову с просьбой защитить его честь и достоинство. По системе «Инцидент» обращение было принято и направлено ответственным людям.
На своей странице в «Фэйсбуке» уполномоченный по правам ребенка в Башкирии Милана Скоробогатова сообщила, что конфликтную ситуацию она проанализировала, провела встречу с мальчиком, его мамой, учителем, директором, психологом и социальным педагогом. Причем и взрослые, и ребенок были заинтересованы в решении этого вопроса. В итоге конфликт был разрешен.
К сожалению, директор школы, в которой произошел конфликт, отказалась комментировать ситуацию «Электрогазете». Не удалось поговорить и с учителем…
Еще одна неприятная история произошла в другой уфимской школе в начале октября. Девятиклассница, страдающая эпилепсией, во время урока почувствовала недомогание. Однако, по словам девочки, учитель повела себя неадекватно. Она вызвала ее к доске и начала унижать на глазах у одноклассников. О том, чтобы вызвать «скорую помощь», и речи не было. После этого инцидента девочка попала в больницу с обострением заболевания. Мама школьницы заявила, что это был самый серьезный приступ за все время болезни, и обвинила во всем учителя.
Этот инцидент также попал на стол Миланы Скоробогатовой. Она провела очную встречу с участием всех заинтересованных лиц. И выложила подробный пост, посвященный этой встрече на своей странице в «Фейсбуке».
«Я внимательно выслушала всех: маму, администрацию школы, представителей управления образования города. Нам удалось подробно разобрать ситуацию и причины ее возникновения. Причин было много: от непрофессиональной деятельности администрации школы в первую очередь, до действий мамы, которые в итоге поставили девочку в трудную для нее ситуацию. При этом я уверенно заявляю, что этой ситуации бы не возникло, если бы администрация школы действовала профессионально и исходя из интересов ребенка».
Итогом встречи стало то, что девочка в дальнейшем будет обучаться по индивидуальной программе в очно-заочной форме. За ней закреплен индивидуальный психолог.
К сожалению, директор школы, в которой произошел конфликт, также отказалась сотрудничать с «Электрогазетой».
Во время круглого стола «Конфликты в школе: ученик vs учитель», организованного нашим изданием, была дана оценка обеим конфликтным ситуациям. Милана Скоробогатова в очередной раз подчеркнула, что ни в том, ни в другом случае дети не виноваты.
— Если взять второй случай, то решение в большей части принималось мамой девочки, — сообщила детский омбудсмен. — Ребенок на протяжении восьми лет обучался в этой школе — находился на домашнем обучении. Школа знала об особенностях здоровья девочки? Знала. Тем не менее, когда мама принимает решение, что ребенок должен пойти обучаться очно в девятом классе, из благих намерений, чтобы дочь социализировалась, чтобы у нее была возможность получить образование, сдать экзамены и поступить учиться дальше, никто в школе не поинтересовался, почему нет медицинской карты ребенка, почему вдруг с домашнего обучения она перешла на очное. Ребенок поправился? Он может по заключению врачей, психолого-медико-педагогической комиссии посещать школу? Никто никак ни разу не поинтересовался. Педагог приходит в класс и не знает о заболевании. А он обязан знать. Там состоялся абсолютно нормальный диалог для нормальных детей. Но эта девочка не готова была быть в этом социуме. Она воспринимала все иначе, как ребенок, который восемь лет пробыл дома. Оправдывать учителя? Нет. Но и винить во всем учителей нельзя. Это проблема всей системы образования, в том числе и образования родительского. В любом конфликте виноваты обе стороны — и родитель, и учитель.
Милана Скоробогатова озвучила и итоги первого конфликта. В пятницу вечером после конфликта состоялся разговор между мальчиком, его мамой, учителем и директором школы.
— По версии школы, они настолько хорошо все разобрали и проговорили, что обе стороны пожали друг другу руки, и конфликт был исчерпан, — отметила Милана Скоробогатова. — Но после этого, уже в субботу, мальчик написал обращение к Радию Хабирову. Получается, ребенок, пострадавшая сторона, был не доволен результатом разговора. Конфликт, по сути, разрешен не был. Ребенок, не согласившись с решением, написал самому статусному для себя мужчине, прося защиты. Так насколько профессионально была проведена беседа? Решать вам. Я считаю, это было неудовлетворительно. В случае с девочкой было также — администрация школы и управление образования Уфы не смогли решить конфликт. Педагоги приняли решение, и мама не поняла, что произошло, и как она в дальнейшем будет обучать ребенка. Пришлось вмешаться и разобрать ситуацию с участием всех сторон с решением в пользу ребенка.
Главный специалист воспитательного отдела управления образования администрации Уфы Гузель Манурова считает, что в обоих конфликтах участникам нужно было обратиться в первую очередь к директорам школ, тогда бы все разрешилось безболезненно.
— С педагогами мы все проговорили, они очень сильно переживают, — сообщила представитель управления образования. — Учителя провели работу над ошибками. Была проведена беседа с администрациями школ, родителями, детьми.
Профессор кафедры ПС и КП БГУ, медицинский психолог РКПЦ Регина Халфина добавила, что в первом конфликте учитель не должен был наказывать детей за плохие оценки физическим трудом.
— Неуспешность в контрольной работе должна была стать сигналом учителю, что он не доработал, раз какое-то количество учеников не поняли материал, — считает психолог. — Нужно не учеников наказывать, а с себя начать. Оставь учеников после занятий, проведи с ними дополнительный урок, поинтересуйся, по какой причине они не усвоили материал. Но наказывать физическим трудом неправомерно и нецелесообразно. Таким образом учитель вызвала негатив к себе и к своему предмету.
Читайте нас в