Все новости
Общество
14 Января 2016, 18:29

Жители Уфы опасаются карстовых провалов

Насколько распространены в Уфе карстовые пустоты? Правда ли, что некоторые многоэтажки в нашем городе при определенных обстоятельствах могут провалиться под землю?

Насколько распространены в Уфе карстовые пустоты? Правда ли, что некоторые многоэтажки в нашем городе при определенных обстоятельствах могут провалиться под землю? В «Электрогазету» поступило обращение от уфимки Екатерины Садыковой.
«Желание пиара на «звенящей теме» у меня отсутствует. Я просто задаю себе и всем уфимцам вопрос «А где я живу?» Это я к тому, что в Уфе идет расселение жильцов дома № 4 по Уфимскому шоссе. Нет, я в нем не живу, но, по всей вероятности, на той же карстовой пустоте, что и они».
Как напоминает Екатерина, в январе 2015 года прокуратура признала этот дом, построенный на карстовых пустотах, аварийным. Люди обращались во все инстанции не год и не два, выбивали себе право на дальнейшую жизнь через суд, поскольку понимали — дом может обвалиться в любой момент: трещины, сквозные дыры в стенах, незакрывающиеся двери и окна, перекошенные полы. Чиновники не соглашались с аварийностью, апеллировали на иски жильцов, но проиграли. В результате 72 квартиры расселяются пока во временное жилье. Жильцам аварийных подъездов № 1 и №2, построенных на свайном фундаменте позже подъездов № 3 и 4, передают договора о временном предоставлении жилых помещений, обещают к 2017 году построить новый дом в районе Глумилино-7. На расселение потребуется ориентировочно около 350 миллионов рублей. Как поведут себя третий и четвертый подъезды, стоящие на ленточном фундаменте, пока не может сказать никто. Ситуацию, как говорится, мониторят.
«Уфа — город миллионник, — пишет в своем обращении уфимка. — Вся Бельско-уфимская равнина состоит из оврагов эрозионно-карстового происхождения. Этажность зданий, которые возводили наши предшественники (а значит, и нагрузка на фундамент), была куда меньше. Это у Аристотеля «природа не терпит пустоты». А у нас она терпит достаточно долго, но не бесконечно. И построенное начинает в эту пустоту проваливаться… Всегда есть непредвиденные разрушающие факторы, такие как глубинные движения коры, землетрясения, естественные кислотные осадки, растворяющие породу, утечки коммуникаций. На сегодня более 50 процентов территории Уфы, а это около 72 тысяч квадратных километров, закарстовано. И, с точки зрения здорового человеческого разума, тратить сумасшедшие деньги на устранение рукотворных катаклизмов вместо проведения менее дорогостоящих исследований, позволяющих обойти проблемы стороной, нелогично. Или у меня своя — женская логика?»
Редакция «Электрогазеты» обратилась за разъяснением к специалистам. На наши вопросы ответил заведующий лабораторией гидрогеологии и геоэкологии Института геологии Уфимского научного центра РАН, д.г.-м.н., профессор Рафил Абдрахманов.
— Уфа — уникальный город. Это единственный, наверное, город в мире, построенный на сильно карстующихся породах, — отмечает доктор наук. — Условия для развития карста самые благоприятные. Но наши деды и прадеды выбрали это место для проживания, и нам остается лишь смириться с этим фактом.
В чем же основная опасность? Верхний слой — это глины, известняки, песчаники. Ниже расположены гипсы. Что такое гипс? Это хорошо растворимая порода (ее растворимость в дистиллированной воде составляет 2,1 грамма на литр). Вся Уфа «стоит» на гипсе! Отсюда и вытекает основная проблема — карстовые провалы. Растворяясь, гипсовая порода образует полость, которая затем проваливается. Таких случаев на территории Уфы происходит от одного до трех в год.
К сожалению, мы сами увеличиваем эту опасность. Возьмем, например, обычную канализацию. Содержимое канализационных труб должно поступать на очистные сооружения, но на самом деле, по некоторым расчетам, происходят утечки в размере 30-50 процентов. Канализационная вода — агрессивная среда, содержащая сероводород. Сероводород во много раз увеличивает растворимость гипса (до шести-восьми граммов на литр). Как результат — на ровном месте, где воронка могла бы образоваться только через 20-30 лет, она образуется уже через 10-15 лет! Плюс — атмосферные осадки, промышленные выбросы заводов и т.д. и т.п. Активность карста резко усиливается.
Есть целый список зданий, находящихся в аварийном состоянии из-за карстовых процессов. На сегодня это порядка 50 домов. Более того, некоторые дома даже приходится сносить.
— Какие еще процессы характерны для нашей территории?
— Помимо карстовых провалов, в Уфе часто происходят оползни. Представим себе глинистый склон или овраг, каких в Уфе целое множество. Когда порода сухая, у нее сцепление составляет 100 единиц, а когда она увлажняется, то многократно теряет прочностные свойства. Порода начинает «ползти». Данное явление усиливается весной. Оползни и карстовые воронки взаимосвязаны и являются частью естественных геологических процессов.
— Получается, что в Уфе нельзя строить?
— Не совсем так. Строить можно, но должны быть изыскания, а после строительства — контроль и наблюдения. Чтобы предвидеть события, которые могут произойти.
В советское время строили пятиэтажные дома. А сейчас уже хотят строить дома в 20-40 этажей. Этажность растет, но для наших условий это опасно.
— Что же делать?
— Обязательно проводить перед строительством серьезные инженерно-геологические изыскания. Раньше так и происходило. Геофизика, глубокое бурение… Но, к сожалению, современные бизнесмены не готовы тратить деньги на серьезные исследования. Сравните — по правилам, с учетом сложности территории, на изыскания положено направлять десять и более процентов от общей суммы строительства, а современные бизнесмены тратят всего несколько процентов. К сожалению, ориентиром становится экономия. Иногда поступают еще проще — используют результаты изысканий прошлых лет. Часто строители ссылаются на то, что создают жесткий монолитный фундамент. Но это не всегда является гарантией, учитывая ускорение карстовых процессов. Если раньше дома стояли 18-20 лет, и лишь спустя десятилетия можно было увидеть проблемы, то сейчас этот срок составляет уже 10-12 лет.
— Проводились ли научные исследования по этому вопросу?
— Конечно. Издавались книги, брошюры. В частности, в 1993 году мною и другими специалистами была составлена карта закарстованности города Уфы. Если изучить эту карту, становится ясно, что 50 процентов территории столицы находится в зоне риска. На карте отмечены: 1 — карстовые воронки и провалы (территории неустойчивые и очень неустойчивые для строительства); 2 — территории вокруг воронок (недостаточно устойчивые и несколько пониженной устойчивости); 3 — территории за пределами карстовых полей (относительно безопасные); 4 — линии гидрогеологического разреза.

В принципе, эта карта и по сей день не утратила своей актуальности (более точных данных на эту тему никто не собирал).
С тех пор много разговоров было о том, что нужно создать новую карту, но проблема, как и всегда — в финансировании.
— А есть ли в Уфе места, где можно строить безо всякой опаски?
— Среди самых безопасных в плане строительства можно назвать микрорайон Сипайлово. Много безопасных «островков» в центре города (для примера, благополучной можно считать всю улицу Ленина). А вот дом по Уфимскому шоссе был расположен в опасном месте, на стыке коренных и слабых пород.
— Составлялась ли когда-либо карта закарстованности Башкирии?
— Да, такие исследования проводились. Более того — на сегодня уже собраны все аэрофотоматериалы, проведена геологическая съемка. К подготовке карты по Башкирии, где один сантиметр будет соответствовать пяти километрам, мы приступим уже с этого года, работа займет около двух лет.
— Смогут ли специалисты начать работу над новой подробной картой закарстованности Уфы?
— Это очень серьезная задача. От желания до реализации долгий путь. Есть много нюансов и проблем. Так, например, раньше изыскательскими работами занималась одна госорганизация. А сейчас произошло разделение — в столице появилось множество частных изыскательских фирм. Чтобы создать карту по Уфе, нужно собрать результаты исследований за последние годы воедино. Но все эти организации считают материалы исследований своими, и просят за эти исследования деньги.
Как подводит итог Рафил Абдрахманов, вопросам геологии и гидрогеологии должно уделяться больше внимания. В основном, речь идет о недостаточной инженерно-геологической изученности, отсутствии прогнозов возможной активизации карста и как следствие — непринятии мер противокарстовой защиты. Нужна сеть городского карсто- и гидрогеомониторинга, оценка степени загрязнения грунтовых вод, дальнейшее совершенствование методики изысканий. Главное при этом — предотвратить освоение потенциально опасных участков и бесконтрольную эксплуатацию жилых домов. Технологии идут вперед, но забывать об очевидных проблемах, связанных с естественными природными процессами, ни в коем случае нельзя.
Читайте нас в