Все новости
Общество
10 Июля 2015, 18:05

Уфимцы отвечают бразильской журналистке

В русской службе Би-Би-Си появился перевод статьи Луизы Бандейры под заголовком «Полуслепа и полуглуха: Уфа глазами бразильского журналиста». 

Фото Олега Яровикова.
В мировых СМИ начала появляться первая аналитика происходящих в Уфе событий. Так, в русской службе Би-Би-Си был выставлен перевод статьи Луизы Бандейры под заголовком «Полуслепа и полуглуха: Уфа глазами бразильского журналиста». В числе прочего госпожа Бандейра задается вопросами о том, как себя чувствуют сами жители Уфы в связи с саммитами: «Испытывают чувство гордости за то, что в их городе проводится такое представительное мероприятие? Смущены попыткой властей привести город в «косметический» порядок перед приездом иностранных гостей? Раздражает ли их наше присутствие? Есть ли у них какие-то жалобы, которыми они хотели бы поделиться с иностранными журналистами? Как они вообще живут?»
Действительно, жаль, что бразильская журналистка не говорит «хотя бы немного по-русски», а на улицах Уфы не встретишь «ни одного человека, кто мог бы говорить по-английски или хотя бы понимать его». Уфимцы многое могли бы рассказать о своих чувствах иностранным журналистам.
Да, мы испытываем чувство гордости за то, что в нашем городе проводятся мероприятия мирового масштаба. «Хватит ныть, жаловаться и придираться — у нас в городе впервые вершится история! В Уфе ничего более значительного не происходило, чем то, что будет на этой неделе», — написала жительница Уфы. Для нас это большая честь и радость, как и то, что, наконец, нам теперь не надо будет так часто объяснять не-уфимцам (не только иностранцам, но и россиянам), что это за город и где он находится.
Ой, как мы смущены попыткой властей привести город в «косметический» порядок. Об этом уже наговорили тысячи слов, но хотелось бы сделать какие-то выводы на будущее. Вспоминается библейская притча о десяти девах. Там как дело было. Навстречу Иисусу вышло десять девушек с зажженными лампадками. Пять из них взяли про запас масла для ламп, а пять не взяли. Пока Иисус задерживался по своим делам, девы уснули, а как прокричали о его приближении, пятеро запасливых поправили свои лампы и пошли встречать Жениха. У нерадивых масла не хватило, и они пошли его покупать. Пока бегали по базару, Иисус увел мудрых девушек на брачный пир, а перед глупыми ворота затворил и добавил: «Бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который придёт Сын Человеческий».
Библейские притчи хороши тем, что их можно применить практически ко всем сферам жизни. Вот и к обустройству города это относится — достаточно заменить Сына Человеческого на Путина, ну или шире — на именитых и не очень гостей города. Да, за три года было известно о проведении саммитов, но что такое три года для города-миллионника с далеко не идеальной инфраструктурой? Хочется верить, что городская администрация впредь будет более основательно подходить к этому вопросу, а не завешивать в спешке березками несовершенства.
Нет, присутствие иностранцев не раздражает, скорее, наоборот — мы всем вам очень рады. Человек другой культуры и расы для цивилизованных людей представляет огромный интерес. В этом смысле мы похожи на детей, которые видят что-то новое и с нетерпеливым любопытством стремятся с ним познакомиться. Взрослые менее смелы, особенно закрытые русские — мы не можем просто взять и подойти к вам, поздороваться и поболтать о ваших делах. Это вне наших культурных традиций, да и трех дней маловато для того, чтобы разговориться. Зато мы с удовольствием наблюдаем за вами издалека, рассматриваем фотографии, умиляемся, очень переживаем за африканцев, бразильцев и индусов (замерзли, наверное), волнуемся, хватило ли индусам вегетарианской еды.
Жалобы? Почти все они остались за отметкой «8 июля». Как только начался саммит, множество уфимцев отметило, что в городе теперь есть, чем дышать. У нас неожиданно стал очевиден душевный кризис жителя мегаполиса, в котором все друг другу смертельно надоели. Как мы стали глубоко понимать Достоевского с его «Воздуху, воздуху!», который еще в конце девятнадцатого века в «Преступлении и наказании» выразил жажду городского человека по свободному вдоху. На несколько дней вдруг куда-то пропали люди, город стал пустынным, тихим, нежным и бархатным. Оказывается, он у нас бесконечно красивый, но из-за самих себя мы этого не видели, а тут вдруг остались наедине с ним и поняли, как мы его любим и как сильно устали.
Да, пожалуй, есть одна жалоба — на усталость. Большинство из нас не имело отношения к организации саммитов, но они уже всю душу нам вымотали. Нет никакой жизни с этой политикой, горожане ходят наэлектризованные, нервные, дерганые, то тут, то там грызутся по мелочам. Это все стресс. Наконец, сегодня все закончится, и мы, немного ошалевшие, станем оглядываться по сторонам и пытаться понять — как жить дальше и что теперь со всем этим делать. 
Автор:Гизатуллина Елена