Все новости
Общество
8 Октября 2014, 16:12

Солдат из Башкирии вернулся на Родину через 73 года

Солдат из Янаульского района, погибший в годы войны и найденный поисковиками весной в Калужской области, захоронен на родине.

Фото автора.
Жил-был парень. Собирал на телеге по деревням молоко, потом стал бригадиром. Жену любил, сына растил, ещё один должен был вот-вот родиться.
А в 1941 году стал солдатом. Последнее письмо написал в июле 1942 года. И все. 26 лет ему было. Ждали, плакали, мать все надеялась: «Без вести пропал, дак, жив, может...»
17 мая 2014 года. Командир брянского поискового отряда «Пересвет» Алексей Бирюков с Дмитрием Спиридоновым нашли в глубокой воронке в деревне Боре Калужской области солдата. Все истлело на нем. Сохранились помазок, зеркальце, ложка с надписью «Т. Ш.» и главное — медальон! Его углядела в отвале земли жена Алексея — Лариса. Но вкладыш оказался нечитаемым! За дело взялся калужский эксперт-криминалист Александр Дорошенко и совершил чудо — поколдовав, оттенил некоторые буквы. Теперь ясно прочитывалось: Башкирская АССР, Янаульский район, 1916, странное слово Сяси. Но неясные буквы не складывались в фамилию.
И ночью по интернету Бирюков послал вкладыш медальона мне в Уфу, с припиской: «С Богом!» К четырем утра удалось расшифровать фамилию — Шакрисламов, найти соответствие ей на военных сайтах, и все благодаря тому непонятному слову «Сяси». Оно оказалось именем жены! Об этом неординарном событии «Электрогазета» писала. Удалось сразу установить дату и место гибели бойца, номер воинской части и количество боевых потерь в тот день. 10 марта 1943 года в 6-м гвардейском артдивизионе в деревне Боре погибли три человека — Шарафислам Шакрисламов, Павел Милованов из Воронежской и Тимофей Шалагинов из Кировской областей. Не в силах держать в себе такую информацию, звоню в 4.30 утра Бирюкову. Так вот чья ложка «Т.Ш.»! — воскликнул Алексей.
Оставалось найти родню солдата. Еле дождавшись утра, звоню асу в этом вопросе — уфимскому поисковику Ильдару Гайнанову. Он, как всегда, на высоте, и уже в 9.30 утра мы слышим в трубке взволнованный голос племянницы солдата: «Да, это мой дядя!»
Навстречу местам боев
26 сентября 2014 года. На Казанском вокзале в четыре утра нас с Леной Вязовцевой — поисковиком из Уфы — встречает Игорь Голубцов — водитель Представительства Башкортостана при Президенте РФ. По просьбе руководителя Общественного Фонда поисковых отрядов РБ Ильдара Бикбаева нам выделили машину. Уже нас ждут и ранее подъехавшие родственницы солдата: племянница Соня Шестак из Янаула и внучка Зилия Ахтанаева из Нижнего Тагила. От Москвы до села Букань Калужской области — если с ветерком — шесть часов езды.
И вот оно, село Букань, свернув с трассы, сквозь сосны видим палаточный лагерь поисковых отрядов!
Нас встречают Алексей, его жена Лариса, Дмитрий, их товарищи и руководитель поисковых отрядов Калужской области Сергей Новиков, легендарная личность.
В его объединение и входит отряд Бирюкова. Лариса, это она углядела медальон Шакрисламова, крутится у огня, и от дымящегося котелка бесподобно тянет грибным ароматом — рыжиков, груздей, опят и маслят здесь видимо-невидимо. Зовут за сколоченные столы. Нехитрая еда, а как вкусно!
— Ну что, поедем на ТО место, — зовет Алексей к знакомому «уазику». Пришлось на нем мне поездить в 2013 году по местам боев в брянских лесах. А знакомы мы с Бирюковым раньше — он уже находил башкирского солдата, и тоже с медальоном — Фахретдина Салаватова, которого с почестями привезли на родину в Архангельский район.
Трясемся мимо сосен к только им ведомому месту, где нашли они бойца Шакрисламова.
Мелькает средь берез большой памятник. Тормозим. Стоит четырехметровый солдат, вокруг только лес, подумалось: это сколько ж солдат так лежит, вдали от всех и всего, добирались ли сюда родственники их... Чуть поодаль лежат остатки амуниции, осколки, обувь, противогаз, найденные поисковиками, местными жителями.
«Это — подметка от немецкого ботинка», — показывает нам Алексей и выкидывает за пределы мемориала — в сторону огромных завалов колючей немецкой проволоки.
Едем, потом идем по израненной земле, вдоль бесконечных окопов. «Пришли», — Алексей подводит к воронке, где красноармейцев Шакрисламова, Тимофея Шалагинова, а в двух шагах Павла Милованова накрыло одним разрывом снаряда... Долго стоим. «Дядя, дядя», — чуть слышно произносит Соня... «А где деревня-то», оглядываюсь я, вспомнив, что в военном донесении местом гибели указана деревня Боре. «Нет после войны Боре, — говорит Алексей, — мужики не вернулись... Смотрите, кирпичи только кое-где остались»... Мы, раздвигая кустарники, потрясенно смотрим на кирпичи — единственные свидетели того, что до войны здесь была жизнь, бегали дети...
На обратной дороге Зилия идет, вглядываясь в кочки, ямы, повторяя: «Это же сколько солдат ещё здесь лежит...»
А в лагере уже новые люди: прибывшие саперы деловито фиксируют опасные находки поисковиков: авиабомбу, мину противопехотную, гранаты, снаряды и аккуратно забирают их. Рассказывают, только что подбежала бабуля: «Помогите, копаю в огороде, а лопата в гранату ударила, там ещё 13 штук!»
Не прошло и получаса, слышим какие-то крики из глубины леса. Лариса ведет нас в ту сторону: «Не иначе, как ребята снова бойца нашли». Да, так и есть. Зилия и Соня простояли на краю ямы, не отрываясь, несколько часов. Они увидели своими глазами, как возвращают солдата из небытия.
Стемнело, ребята уже у костра, передают друг другу гитару, исполняя то, что ранее не приходилось слышать. Гляжу в их лица, прекрасные в отблесках огня. Пронзает, здесь все настоящее...
Букань
27 сентября 2014 года. Воинский мемориал — в центре села Букань. Здесь лежат четыре тысячи бойцов, кого пока нашли в округе. Они ценой своей жизни освободили эти места, взломав неприступную систему полевой обороны с инженерными сооружениями.
Звучит военная музыка. Стягиваются сельчане, начальство, школьники с учителями, кадеты из города Людиново. Телевидение, газеты берут интервью у двух ветеранов войны, у командира Сергея Новикова. Стоят, задумались, бабушки с букетами георгинов. Одна подходит ко мне: «А я из Янаула», веду её к Соне и Зиле, а они и так уже в кольце... землячек из Альшеевского, Туймазинского, Бураевского районов, в разные годы судьба привела их в Букань. «А вы знаете, батюшка-то наш, Алексей, тоже уфимец, а отец его родом отсюда, из Людиново». Это сколько земляков провожают солдата из Башкирии...
Стоят солдаты-ракетчики в почетном карауле у бойца Шакрисламова, на контейнере — его каска, цветы.
Замерла шеренга поисковиков. Они в это лето в свои отпуска подняли по перелескам и балкам 86 солдат. 83 из них не удалось идентифицировать: остались неизвестными чьи-то отцы, братья, деды... Но все же будут похоронены по-человечески, не останутся лежать по оврагам да болотам, под дорогами да сараями. У простых деревянных гробов застыли курсанты Козельской ракетной дивизии.
Дают первое слово фронтовикам, дети, волнуясь, читают стихи. Проводит церемонию отпевания священник, произнеся перед этим: «Мне волнительно и потому, что солдат — земляк мой, я сам из Уфы».
Гремит троекратный залп из автоматов. Солдата из Башкирии, его каску и медальон торжественно передают родственникам.
Раздается команда Сергея Новикова: «Приступить к захоронению!» Опять гремит салют. Поисковики и курсанты несут солдат, погибших за всех нас. Падают комья земли на таблички «Тимофей Шалагинов» и «Павел Милованов», и у меня сжимает сердце от чувства вины — найдя весной их имена, не смогла отыскать их родственников, хотя Новиков подключал коллег из Кировской и Воронежской областей. Ведь где-то же есть они... солдатам-то было 51 да 45 годков. Но мы сейчас все вместо родственников, у многих на глазах слезы.
Вглядываюсь в посерьезневшие лица детей, в строгие лица курсантов, мысленно заклинаю, чтоб в их жизни никогда не было войны.
И едет солдат с нами домой, на родину. Снова и снова прокручиваем в памяти все, что произошло в эти два дня. Мы благодарны Сергею Новикову за прием. Спасибо Представительству РБ за содействие, оно оказалось бесценным. Спасибо водителю Игорю Голубцову, помог нам во всем. Всю дорогу до Москвы мы с Леной поем тихонько военные песни...
На родине
Все же вернулся солдат — через долгие 73 года... Встретить и проводить его собрались на крутом склоне холма жители деревни Вотская Урада, школьники и учителя из Нового Артаула и Янаула, местное и районное начальство и мы, поисковики: директор Регионального общественного Фонда поисковых отрядов РБ Виктор Чумак, подполковник запаса Николай Баранов и автор статьи.
Волнуются сельчане, родня, переживают, что не дожили до этого дня оба его сына, но есть внуки и правнуки.
Прощай, Шарафислам Шакрисламов! 25-летним парнем ушел ты на фронт, геройски оборонял в мае 1942 года Крым, потерял большинство боевых товарищей, потом выживал в Аджимушкайских каменоломнях без еды и воды... «Пропал без вести» — появилась запись в архивах, а ты, артиллерист, воевал ещё 10 месяцев, до марта 1943-го. В тех жестоких боях был принят кандидатом в члены партии, а значит, при выполнении боевых задач проявил исключительную стойкость и отвагу. Звучит прощальный салют.
Автор:Буранбаева Римма